Гомеопатия и научная медицина.

 

(Еще один ответ о. Анатолию (Берестову) и г. В. Решетникову)
 

                                                             

Испытывайте, что  благоугодно Богу, и не участвуйте
в бесплодных делах тьмы, но и  обличайте. 
Ибо о том, что   они  делают  тайно, стыдно и говорить. 
 Все же обнаруживаемое делается явным от света,  
ибо  все,   делающееся  явным,  свет  есть. 
                           К Ефесянам 5, 10-13
 


     Уважаемые господа!
     Я долго думал, прежде чем собрался ответить Вам на Ваши выступления («Отделяя плевелы от семян» и «Заявление о несовместимости гомеопатической практики и православного вероисповедания»). Давайте поговорим и о гомеопатии, и о современной науч-ной медицине. Учитывая основную направленность моего сообщения, я рискнул оставить в качестве эпиграфа те же слова апостола Павла, что и Вы. Прошу простить эту вольность, но лучше не скажешь.
     Сразу замечу, что хотя и я и православный христианин,  богословскую сторону ваших сообщений оставлю в покое. Пусть этим занимаются профессионалы, а я – врач.
      И, мне не стыдно в этом признаться – гомеопат.
      Тем более, что все представленные в ваших статьях богословские рассуждения проистекают из неверных (по моему мнению) посылок.
1.    Гомеопатия не имеет должным образом оформленного экспериментального подтверждения.
2.    Терминология  используемая «отцами-основателями» гомеопатии позволяет проводить далеко идущие аналогии и спекуляции на богословские темы.  
      
      Итак - по поводу экспериментального подтверждения сущности гомеопатического метода.
      По Вашему мнению, следует, что «Применение в качестве лечебной субстанции порошков, капель и сладких шариков, не содержащих НИ ОДНОЙ молекулы исходного вещества, послужившего названием данного препарата, вызывает недоумение у любого физически грамотного человека» и «Сегодня нет НИКАКИХ химических или физических данных о том, что некое специфическое свойство исходного элемента, например, мышьяка, может каким-либо способом передаться раствору, порошку или шарикам из сахара. Тем более из естественнонаучных представлений невозможно объяснить усиление силы лекарства по мере его разведения, совмещенного со встряхиванием».
       Однако, обратимся к фактам. Был в России на рубеже 19 и 20 столетий ученый-фармаколог. Сразу оговорюсь – блестящий экспериментатор. Его звали Кравков Николай Павлович. И он имел неприятную привычку, проверять в эксперименте все, что его заинтересовало. Вот заинтересовало его сообщение швейцарского ботаника Нэгели от 1893 г. о том, что водоросль спирогира погибает в дистиллированной воде, если в ней присутствует медь в отношении 1:80 000 000. Нэгели назвал такое воздействие олигодинамическим.
       Заинтересовавшись этим фактом, профессор Кравков  провел серию экспериментов на сосудах изолированных ушей кроликов и пигментных клетках кожи лягушки  по изуче-нию «олигодинамическое» действия адреналина, гистамина и пр.И  если кто-то сумеет доказать возможность психотерапевтического воздействия на изолированные уши кролика – это будет фантастический прорыв в медицине, но пока договоримся, что такое воздействие невозможно - за отсутствием у ушей кролика психики. 
      Н.П. Кравков открыл, что химическое вещество в разведениях до 10 –32 (это одна мо-лекула на несколько литров воды –  далеко за пределами числа Авагадро) оказывает на живую протоплазму четкое и достоверно повторяющееся действие. Мало того, опыты показали, что исследуемые вещества в больших разведениях оказывают действие противоположное влиянию обычных, фармакологических доз. Т.е. там, где вещество в фармакологической (материальной) дозе демонстрирует сосудосуживающий эффект, в высоких разведениях его действие прямо противоположно – т.е. эффект сосудорасширяющий. Повторяю – была проведена серия опытов в течение нескольких лет. И эксперименты Кравкова, касающиеся других тем, до сих пор считаются классическими, не даром его полагают одним из основателей отечественной фармакологии.
     Итак, согласно эксперименту на сосудах изолированных ушей кроликов вещество в ничтожно малой дозе оказывает прямо противоположное действие своему эффекту в материальной дозе.
      Если это не экспериментальное обоснование закона подобия, то я уж не знаю, что Вам еще нужно?
       К вопросу об усилении действенности препарата при увеличении разведения, предоставлю слово самому Н.П. Кравкову. Он пишет: «При изучении действия ядов в минимальных концентрациях, мы зачастую наблюдали полное несоответствие  его силы со степенью разведения … действие яда проявляется все сильней и сильней по мере его большего разведения …». «Степень разведения ядов, при которой они еще проявляют активность в наших опытах равнялась 10-32, то есть выражалась дробью с единицей в числителе и единицей с 32 нулями в знаменателе, но, по-видимому, эта концентрация еще не является пределом действия ядов».
      После всего перечисленного можно было бы скромно улыбнуться и изящно взмахнуть ручками: «Ура, научный базис гомеопатии найден!». Все бы хорошо, да результаты этих опытов были опубликованы в 1924 году во вполне академическом журнале «Успехи экс-периментальной биологии». Был некоторый ажиотаж, объяснить полученные результаты не удалось.
      Дальше – как принято: если факты противоречат существующей теории, тем хуже для фактов. Об этой работе просто забыли.
     Однако, интересная подробность.
     Уважаемые господа, представьте себе просто врача в просто больнице. Вам придет в голову требовать от него теоретическое обоснование физических процессов, происходящих в рентгеновском аппарате или экспериментального подтверждения фармакокинетики любого из используемых им лекарств? Думаю - нет.
      От чего вы так настойчиво требуете от нас, врачей – гомеопатов, чтобы мы, врачи, объяснили Вам, ученым, как и почему действуют наши препараты? Давайте, разделим: колбаса отдельно, мухи – отдельно. Если я врач – мое дело лечить, чем я не без успеха и занимаюсь.
      Если Вы – ученые – исследуйте, познавайте, только если можно – на основе эксперимента, а не здравого смысла.
     По поводу  терминологии, используемой Ганеманом, Кентом и прочими авторами восемнадцатого и девятнадцатого веков, так задевшей уважаемых оппонентов.
      Цитирую «Философия гомеопатии, излагаемая такими общепризнанными в данной среде учителями, как Кент и Ганеман носит явно оккультно-магический характер. При обсуждении болезненных состояний людей они говорят о духовно-психических функциях и разумно-волевых сущностях человека, отрицая материальные причины болезни…
     …С точки зрения христианина духовный характер врачевания, апелляция к духу лекарства и жизненной силе организма, необъяснимая технология приготовления препаратов, а также положение о том, что для каждого больного есть гомеопатичное (т.е. подобное) его состоянию лекарство, гарантирующее, исцеление, говорят о языческом и пантеистическом характере философии гомеопатии и делают эту врачебную практику несовместимой с христианским мировоззрением, как и все прочие волхования.»
      Т.е. уважаемые оппоненты, не моргнув глазом, твердой рукой перенесли научную лексику 18-19 веков в современность, попутно вложив в сходно звучащие термины современный же смысл – и получили то, чего очень хотели – волхование, колдовство, бесовщина… Господа, ну нельзя же так, прочтение авторских текстов прошлого требует хотя бы минимального уважения. Тот факт, что написанное датируется далеким прошлым, не оз-начает, что люди, написавшие это, глупее нас с вами. И хотя бы из уважения к этому  факту, стоит получить минимальную подготовку по лексике и научной терминологии соответствующего времени. И уже после этого пытаться строить далеко идущие выводы. 
      Один из авторов статей – физик. Вот скажите, если нельзя использовать эмпирически обнаруженное явление, то - как же быть с использованием – повсеместным – электричества? По дружному утверждению моих знакомых (физиков-теоретиков), современная физика не в состоянии объяснить, что же такое на самом деле электрический ток. И если говорить строго, мы, люди, на определенном этапе просто договорились, что электрический ток – это направленное движение электронов по проводнику, но физики-то знают, что это не так. Или нет? Или меня дезинформировали? Кстати, не так давно мне довелось полистать неадаптированный, дословный перевод одного из трудов И.Ньютона. Теперь я понимаю, какое счастье, что он не попался в Ваши руки, иначе, думаю, и Ньютоновскую механику Вы запретили бы, как не православную – терминология сплошь оккультно-магическая… Короче – волхвование.
      Я собственно к чему веду. Некорректно использовать  авторские тексты 18-19 веков с соответствующей тому времени научной терминологией в контексте научной же терминологии современности. Мне неудобно Вам об этом напоминать, но – некорректно!
      Соответственно же, некорректно в высшей степени – строить на этом базисе какие-либо выводы.
      Что касается применения методики двойного слепого тестирования («когда ни больной, ни лечащий врач не знают, где лекарство, а где пустышка-имитатор»), то такие исследования проводились, и при правильной методической постановке – неизменно доказывалась действенность гомеопатического лечения. Т.е. дайте мне 100 больных, чья клиника соответствует (подобна), например, сепии, то вне зависимости от условий приема, те пациенты, которые получат именно гомеопатическую сепию, а не пустышку, дадут вполне предсказуемый положительный результат. Старые гомеопаты неоднократно рассказывали об этом (например: «Записки старого гомеопата» А.Г. Трубицын, «Гомеопатический ежегодник» МГЦ, Москва, 2000 г., стр. 13-19). Однако – кто платит деньги, тот заказывает музыку. До широкой публики доводится только негативная информация. Почему – вопрос опять же не к гомеопатам. Хотя эта практика замалчивания или искажения фактов, когда дело идет о гомеопатии, имеет старую историю.
      Я, кстати никак не пойму, почему большинство оппонентов гомеопатического метода так не любят ссылок на исторические факты?
      Вернемся в 19 век. Медицина уже научная и прогрессивная, но антибиотиков и сульфаниламидов еще нет. Эпидемии холеры следуют одна за другой. И что интересно – гомеопатия приобретает значимость именно после того, как врачи гомеопаты успешно противостоят холере. По данным разных  авторов смертность от холеры при лечении гомеопатическими препаратами составила 5-7%, а при аллопатическом  «научном» лечении – 70-90%. В 1854 г. эпидемия холеры разразилась в Англии. В борьбе с этим бедствием активное участие приняли и врачи-гомеопаты, в том числе и специалисты королевского го-меопатического госпиталя, показав замечательные результаты (см. выше). По окончании эпидемии «Все больницы и практикующие врачи представили подробные отчеты, касающиеся результатов лечения холеры. Когда эти сведения были вынесены на обсуждение в Парламенте, оказалось, что среди них отсутствовали статистические данные, которые свидетельствовали об успехах гомеопатической терапии. В резолюции Медицинской коллегии говорилось следующее:
    «Получив разрешение на ведение гомеопатической практики, врачи-гомеопаты не только скомпрометировали бы ценность и полезность врачебной науки, что явствует из их манипуляций над хорошо известными лекарствами, но и получили бы неоправданную поддержку своей эмпирической практике, которая препятствует утверждению истины и науч-ному прогрессу» («Британский гомеопатический журнал», т. XIII, с. 466,  цит. по М.Тайлер, «Портреты гомеопатических лекарств», М. 2002)
      Здорово сказано, правда? И как современно звучит! А ведь 150 лет прошло.
      Но я хотел поговорить о современной медицине вообще и чуть-чуть о ситуации в этой медицине, о тех вопросах и соображениях, которые возникают на определенном этапе профессионального роста перед многими врачами, жаль, что далеко не перед всеми.
      Отцы медицины – Гиппократ, Авиценна, Гален и пр. учат нас, что в медицине есть, собственно, только три задачи.
1.    Предупреди заболевание.
2.    Вылечи пациента.
3.    Спаси жизнь больному.
И при всем этом – еще и не навреди!
      Это три кита, на которых должно базироваться величественное здание медицины. Кто спорит?
      А что в действительности? Спасать мы, медики, научились блестяще. Собственно вся практика современной медицины и состоит в том, чтобы поддержать пациента на более или менее приемлемом уровне до очередного кризиса. Это называется – улучшить качество жизни пациента. Но вот, когда кризис нагрянул -  приходит мудрый врач – весь в белом – и героическими усилиями спасает (или не спасает) нашего пациента. Дальше – либо буря восторгов, куча цветов и прочих приятностей, либо – грустное лицо – медицина бессильна, наука еще не дошла… Все понимающе кивают головами.
     Говорить  в приличном медицинском обществе об излечении пациента с некоторых пор стало дурным тоном. Скажем же прямо – мы просто не можем вылечить наших пациентов, мы можем купировать острые проявления заболеваний и хронизировать процесс. Эта тема – тема излечения пациента – не интересна промышленности и науке. Иначе чем объяснить тот факт, что абсолютное большинство научных работ и разработок посвящены теме спасения пациента, т.е. острой, ургентной медицине? Это понятно – вылеченный, здоровый человек – это потерянный покупатель дорогих лекарств и медицинских услуг. Это сужение рынка, а, следовательно, любые работы в этом направлении – самоубийственны для фармацевтической  и медицинской  промышленности и для дотируемой ими медицинской науки. Звучит неприятно и дико – но у экономики свои законы, жесткие, даже – нечеловеческие.
     Посмотрим с другой стороны. Ты, молодой врач, после института и первичной специализации под руководством опытных коллег лечишь своих пациентов, используя самые современные достижения медицинской науки. Через пять лет, ты едешь на курсы усовершенствования, где мудрые и ученые учителя сообщают тебе, что наука ушла вперед (УРА, она не стоит на месте, она движется …) и лечить надо иначе, по-другому. Еще через пять лет - история повторяется и повторяется. Наука идет вперед …
     А лечим мы сейчас, и пациенты верят нам сейчас - верят, что мы лечим их правильно!
Но – наука не стоит на месте. И, оказывается, я лечил не так, я вредил (!) своим пациентам или не помогал им в должной мере!
     Вспомните историю с талидомидом, историю с эффектом обкрадывания при использовании эуфиллина, историю с практически повсеместным использованием кортикостероидов (автора этих строк в детстве в течение нескольких лет кормили преднизолоном в очень приличных дозах, обнаружив первичный туберкулезный очаг). А вы интересовались, как педиатры сейчас назначают антибиотики нашим детям? Профилактически! Что, никто не знает, что антимикробное действие антибиотика практически равно его иммуно-депрессивному действию?  Это то, что вспомнилось сразу, навскидку, без серьезного анализа.
      И кто даст гарантию, что через год или два, наука не совершит новый прорыв, и не выяснится, что мы и сейчас делаем не то и не так? Скорее – наоборот, такие изменения гарантированы,  и даже не столько развитием науки, как таковой, но и просто сменой поколения в руководстве наукой.   
      Если подходить непредвзято, при назначении любого лекарства конкретному пациенту, лечащий врач абсолютно не знает, как отреагирует конкретный пациент на данное средство. Врач только предполагает, какова будет реакция пациента,  но никогда не знает точно. Я уж не говорю об индивидуализации дозы (по 1 таблетке 3 раза  в день – кажется, после еды).  Это статистический подход. Если данный препарат дает побочные эффекты  (читай – вредные или неприятные) не больше, чем в  определенном проценте случаев, его разрешают к применению. И лечащий врач НИКОГДА не знает заранее, попадет ли его конкретный пациент в эти проценты или нет. То есть при каждом назначении лекарства своему пациенту, мы проводим над ним эксперимент! (Вспомните, что говорит вам на приеме доктор – давайте попробуем этот препарат.)  Это привычно, об этом не принято ни говорить, ни думать. Но ведь это не правильно! Такая практика противоречит требованиям Врачебного Кодекса. Если ты экспериментируешь со здоровьем пациента, ты должен это соответствующим образом юридически оформить, получить необходимые разрешения и пр. (см. Кодекс Врача). Если ты этого не делаешь – ты нарушаешь закон. Это может показаться буквоедством, т.к. во-первых, такое назначение лекарств - привычно.
     Во-вторых – сразу же возникает извечный  вопрос: « А что делать?»  Выходов видится только два: либо менять законодательство, изменять требования Кодекса Врача и дать врачу право на постоянный риск здоровьем пациента, но только врача тогда надо будет называть уже не врачом, а экспериментатором. Либо менять практику назначения лекарственных средств, добиваться индивидуализации лечения. Врач должен заранее знать, как назначенные им препараты будут влиять на организм конкретного пациента. Без такого знания врач не имеет права лечить! И после появления  фоллевского медикаментозного теста такая возможность вроде появилась. У него есть много недостатков, но такая возможность показана!  Конечно, с широким внедрением этого теста в терапию, количество используемых медикаментов уменьшится по меньшей мере на порядок. Догадайтесь с трех раз, будет ли тест использоваться в терапии в ближайшее время?
     Таким образом,  практика слепого назначения лекарств – это эксперимент, который Вы, приверженцы «научной медицины» из года в год проводите с ничего не подозреваю-щими пациентами. И дело случая и личного везения пациента – что принесет конкретно ему  проводимое лечение: пользу или вред. А, учитывая привычку врачей и пациентов к полипрогнозии,  вероятность нанесения вреда здоровью больного доходит до 30 процентов и более! Пора понять, что медицина – это еще с середины 19-го века – высокоприбыльный бизнес, а бизнес морали не знает, это аксиома. Соответственно и деньги вкладываются в прибыльные отрасли – прежде всего – в медицину острых состояний, как наиболее затратную. Поэтому и влачат столь жалкое существование  два остальных направления медицины – профилактика и излечение – не выгодно вкладывать деньги! И не надо мне приводить примеры финансирования тех или иных проектов направленных на профилактику или излечение – сами сравните эти суммы с суммами направленными на разработку проектов острой медицины.
     Я вот хочу спросить у уважаемого (без иронии) иеромонаха Анатолия (Берестова),  спросить, как у думающего и честного врача:
- Отец Анатолий, а что вы ответите обществу, если оно, общество, вдруг спросит Вас, мол спасибо вам, врачам, спасли вы нас хорошо, а когда вы нас вылечите? Как вы считаете, современная научная медицина готова ответить на этот простой вопрос?
     Ведь, судя по структуре современной нам нозологии, при подавляющем преобладании хронических заболеваний – спасти пациента – мало. Иначе тришкин кафтан получается. Что мы и имеем в настоящее время. Ну не может существовать и развиваться страна, где работает только одна служба – МЧС! А в нашей медицине – именно так.  Согласитесь, говорить о вакцинации, как о профилактике, имея на руках население, где не более 5 процентов от общего числа проживающих нормоиммунны, серьезно не приходится.
      И вот теперь – главное – что может современная научная медицина предложить пациентам-хроникам. Если говорить конкретно, медики предлагают обществу только три вещи:
-    продление жизни
-    улучшение качества жизни
-    спасение жизни.
      Это говорит о том, что «научная» медицина – в кризисе, ведь от решения трех основных  задач медицины (предупреди, спаси, вылечи) нас никто не освобождал, а современная «научная» медицина очень плавно трансформировала их в уже перечисленные выше задачи, решить которые она только и способна.
     И пусть так сложилось исторически, что вся современная медицина базируется на методах, стратегиях и идеологии острой, ургентной медицины, т.к. из острой медицины она и выросла. Кто бы спорил,  если бы все было так замечательно в нашем медицинском королевстве, а по городам и весям ходили бы только здоровые люди. Но ведь если сейчас на улице видишь краснощекого малыша, первая мысль не о том, какой он милый и здоровый, а о том, на что у него аллергия!
      И стоит ли обижаться на пациентов, если все чаще сами врачи говорят им: « Я не знаю, что с вами делать, идите к знахарям, экстрасенсам и т.д., быть может, они помогут. »  Вы не сталкивались с таким?
      В Китайской империи был замечательный обычай. Врачу платили зарплату только тогда, когда пациент был здоров. Как Вы думаете, сколько врачей будут получать за свою работу деньги, если завтра ввести такую методу оплаты труда? Если современный врач назначает препарат своему больному в практически произвольной (усредненной) дозе, с усредненной периодичностью, не имея достоверной информации об эффекте, который окажет этот препарат на этого пациента, по методике, которая через несколько лет может  с большой долей вероятности оказаться неверной и уж во всяком случае – устаревшей - это все научный подход к лечению заболевания? 
     То есть странная картина получается, уважаемые господа.  Я, представитель подлинно научной медицины вылечить не могу. Наука еще не дошла. А если кто-то может это сделать – то это не научно, это единичные случаи (пусть даже этих единиц – десятки тысяч), это надо прекратить и запретить, дабы не дискредитировать научную медицину и не внушать напрасных надежд бедным пациентам! Правда – знакомые слова? Будто и не было этих полутора веков.
     Это же по-человечески очень понятно. За полтора десятка лет гомеопатической практики мне не раз и не два приходилось сталкиваться с таким явлением. Очень грамотный и продвинутый коллега, например – отоларинголог, снисходительно соглашается  с тем, что гомеопатия  нужна и весьма эффективна, например, в гинекологии или в гастроэнтерологии и уж конечно - в пульмонологии. Жаль только, что при ЛОР-болезнях вы, гомеопаты, мало что можете. Другой коллега, уже гинеколог, полностью согласен с первым, особенно отмечая эффективность гомеопатических препаратов в ЛОР-практике, вот в гинекологии – увы …  Это же не врач говорит, это говорит его РЕВНОСТЬ. Как!  Я, такой умный, продвинутый, профессиональный, я не могу вылечить пациента, а какой-то гомеопат  – может? Он что-де – лучше меня? Дольше – понятно. Дальше все зависит от морального багажа специалиста.
      И что, нам гомеопатам надо спорить с ними? Простите – мы заняты делом – мы лечим.

И – согласно нашей доктрине и следуя основному постулату медицины всех времен – мы лечим человека, а не болезнь.  И достаточно часто – вылечиваем, в этом наше счастье и призвание. И какая разница вылеченным нами пациентам, есть ли утвержденное высокой наукой обоснование нашей методе или нет. Важно то, что мы лечим, помогаем из года в год, из века в век. Мы лечим так же, как лечили наши предшественники и сто и более лет назад, не устраивая над нашими пациентами экспериментов с малопрогнозируемым исхо-дом, лечим традиционно.
      И деятельность наша не зависит от научной моды, не зависит от конъюнктуры. Я говорю о классической гомеопатии, о лечении одного пациента одним препаратом. Что касается разных течений и направлений… Что бы не говорили – гомеопатия в частности, и врачевание вообще – это искусство прежде всего,  как бы их не наукообразили. А в искусстве все решает талант исполнителя. Или он есть, или его нет. Когда Алехин окончательно отобрал шахматную корону у Капабланки, через какое-то время великий Капа, обидевшись на шахматы, заявил, что шахматы устарели, что их надо модернизировать, нужно играть на 100-клеточной доске с большим количеством фигур и т.д. Время прошло, и кто помнит об этих модернизированных шахматах.
     Так появились комплексоны – ну не получилось у человека стать гомеопатом, искры Божьей не хватило. Вот и смешал несколько препаратов, в надежде, что хоть какой-то, да «зацепит» пациента, не вылечит, так хоть поможет. А сейчас оказалось, что это еще и выгодный бизнес. Но только не надо путать музыку Чайковского с сосисками в филармоническом буфете. Пусть это вкусно, но это не музыка.
     Я пишу эти строки не для того, чтобы кого-либо обидеть.  Проблемы, о которых  я упомянул, их неразрешимость на современной этапе, бездумная уверенность «научной медицины» и ее представителей в собственной непогрешимости, все это заставляет ищу-щих врачей находить новые варианты лечения. Часть из них – как и я – приходит в гомеопатию. Часть из пришедших – становится гомеопатами.
      Как я уже говорил, по моему глубокому убеждению, гомеопатия пока еще не наука, это, (как и вся остальная медицина) свод эмпирически найденных правил, «законов», наблюдений, это – искусство. Но я так же убежден, что гомеопатия – это предтеча будущего величия подлинно научной медицины.
     И гомеопатия все еще ждет своих исследователей, ждет реальной помощи от настоящей Науки.
     
Викулов Александр Олегович
Врач-гомеопат

Краснодарский край, г. Белореченск.

Новости

С 25.4.2019 по 29.04.2019 в Новосибирске прошел Международный Симпозиум «Классическая Гомеопатия – медицина нового тысячелетия». В рамках данного симпозиума состоялся Круглый Стол по организационным и правовым вопросам в гомеопатии. Основными выступающими были председатель Рабочей Группы Национальной медицинской Палаты по интеграции методов традиционной медицины в практическое здравоохранение, заместитель Председателя Экспертного Совета по совершенствованию законодательства в сфере комплементарной медицины Комитета ГД РФ по охране здоровья В.В.Егоров и президент Национальной Ассоциации традиционной и комплементарной медицины, член Экспертного Совета, член Рабочей группы по обращению лекарственных средств ЕАЭС д.м.н. Томкевич М.С. Они проинформировали присутствующих по актуальным проблемам гомеопатии и ответ ... Читать дальше »


В Красноярске закончился 2-х летний цикл обучения классической Гомеопатии по программе IACH!

 

Занятия проходили в учебном центре ФГБУ ФСНКЦ ФМБА РФ. Выражаем огромную бла ... Читать дальше »


Международная Академия Классической Гомеопатии

Сибирская Гомеопатическая Ассоциация

Новосибирский Гомеопатический Центр

 

... Читать дальше »


Уважаемые коллеги!

        Международная Академия Классической Гомеопатии (МАКГ, Греция, ректор, профессор Джордж Витулкас), совместно с Сибирской Гомеопатической Ассоциацией (президент, к.м.н. Д.А. Чабанов) проводят в Новосибирске полный курс обучения Классической Гомеопатии по программе МАКГ, начиная с 01 апреля 2019 года. Обучение проводится дробно: курсами по 1 неделе раз в 3 месяца на протяжении 2-х лет. Более подробная информация по телефонам +79133935441 и +79139270657, а также на сайте:

https://homeopatia-nsk.ru/vracham/obuchenie-vrachej-klassicheskoj-gomeopatii-v-novosibirske.html

На наших курсах:

- Вы сможете задать любые ... Читать дальше »


Международная Академия Классической Гомеопатии

Сибирская Гомеопатическая Ассоциация

Новосибирский Гомеопатический Центр

 

... Читать дальше »


Мероприятие прошло с 11 по 13 ноября

В Новосибирске на базе Новосибирского гомеопатического центра (НГЦ) состоялся семинар  знаменитого доктора гомеопата из Индии Атула Джагги.

Доктор Атул Джагги  - один из ведущих преподавателей  Международной Академии Классической Гомеопатии (ректор - профессор G.Vithoulkas, Греция). Он – один из лучших специалистов в мире в области Классической Гомеопатии, стаж его практической деятельности  более 20 лет.

Нынешний семинар вызвал большой интерес  и собрал врачей  из разных городов России и Казахстана.

Доктор Атул Джагги поделился своими  знаниями теории гомеопатии и богатым практическим опытом, рассказал об опыте работы с тяжелой патологией, а также провёл клинические разборы сло ... Читать дальше »


С большим успехом прошел очередной семинар русской группы в МАКГ (Алониссос, Греция)

       С 03 по 12 сентября 2018 года в Международной Академии Классической Гомеопатии на острове Алониссос в Эгейском море (Греция) состоялся очередной семинар Русской Группы. Это был не просто семинар, а настоящий фестиваль знаний, позитивных эмоций, праздник дружбы и единения врачей – гомеопатов со всех краев света.

       По традиции, каки все последние годы большой зал Академии был заполнен до отказа. Присутствовали 150 человек из 30 стран мира со всех 5 континентов. Профессор Витулкас щедро делился с нами своим опытом и мудростью, давая великолепный урок не только глубочайших знаний Классической Гомеопатии, но и умения чувствовать пациента, в одно мгновение улавливая суть его эмоци ... Читать дальше »


           Продолжается противодействие между Комиссией по борьбе с лженаукой и гомеопатами. На днях Арбитражный суд города Москвы опубликовал мотивировочную часть решения, в которой объяснил, почему Академия не может удовлетворить исковые требования гомеопатов к Комиссии по борьбе с лженаукой при РАН. Фармацевтические компании в апреле 2018 года выдвинули судебные требования к РАН: предоставить научные факты, на основании которых был опубликован Меморандум, где гомеопатия названа «ненаучной». В противном случае Академии грозил иск о возмещении ущерба деловой репутации. РАН предоставить таких аргументов не смогла, и решила полностью отказаться и от Меморандума, и от собственной Комиссии. Как пишет  ... Читать дальше »



          С октября 2018 года Сибирская Гомеопатическая Ассоциация начинает преподавать полный курс обучения по программе e-learning Международной Академии Классической Гомеопатии также в городах Томск, Омск, Иркутск, Краснодар.
    Проводит обучение врач общей практики, врач-гомеопат, член Правления Сибирской Гомеопатической Ассоциации, Герасенко Светлана Ивановна. Куратор Курсов - президент СГА, преподаватель МАКГ Чабанов Дмитрий Алексеевич. 

Все подробности и запись на курс на www.gerasenko.com  


1 2 3 »
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Ваш ник: Гость
Вы на сайте: -Дней.
Вы в группе: Гости
Новых ЛС:
Перейти в Профиль
Написать администратору
Выход
Поиск
Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0