Кто, поразмыслив над этими примерами, число которых можно значительно пополнить, если обратиться к работам других авторов того периода и к моему собственному опыту (*), остается настолько бездумным, что будет продолжать отрицать то огромное зло, что сокрыто в Psora, зло, в соотношении с которым чесоточная сыпь и другие ее разновидности (дерматомикоз, молочный струп, лишай, парша и т. д.), являющиеся лишь признаками, указывающими на существование внутренней чудовищной болезни всего организма, будут лишь местными внешними проявлениями, которые действуют компенсаторно, сдерживая внутреннюю болезнь? Кто, прочтя даже эти несколько приведенных здесь случаев, станет сомневаться, что Psora, как уже было сказано выше, является наиболее разрушительной из всех хронических миазмов? Кто окажется настолько равнодушным, что станет заявлять заодно с нынешними врачами-аллопатами, что чесоточная сыпь, дерматомикоз, лишай и т. д. – лишь поверхностные кожные заболевания, и поэтому они могут быть устранены наружным лечением без всякой опаски, так как весь остальной организм не затронут данной болезнью и продолжает оставаться здоровым?

Вне сомнения, среди всех преступлений, в которых повинны современные врачи традиционной медицинской школы, это самое крупное и непростительное! Человек, имеющий перед собой примеры, подобные тем, что я здесь привел, и не желающий понять ошибочность своих представлений, сам себя обманывает и своими действиями целенаправленно уничтожает человечество. Или современные врачи так мало информированы о природе всех миазматических заболеваний в их связи с кожными болезнями, что не знают, что все они в своем развитии проходят один и тот же путь? И что все эти миазмы сначала являются внутренними заболеваниями, прежде чем их внешний компенсаторный симптом появится на коже?

(*) Один оппонент из сторонников традиционной медицинской школы упрекнул меня в том, что я не привел примеры из собственной практики для доказательства того, что все хронические заболевания не сифилитической и не сикотической природы происходят из чесоточного миазма, ведь подобные доказательства были бы более убедительными. Разве? Если даже приведенные здесь мною случаи, взятые из современных и более ранних работ врачей - не гомеопатов не содержат, по-вашему, достаточно доказательств, то я желал бы знать, что же тогда могло бы послужить более убедительным свидетельством? В этом случае мой собственный опыт никого бы не убедил. Как часто (и я бы сказал почти всегда), сторонники традиционной школы отказывали во всяком доверии уважаемым врачам-гомеопатам и отвергали их наблюдения на основании той причины, что не имели возможности проверить их на собственном опыте и что имена пациентов, приведенных в примерах, обозначены одной буквой; можно подумать, что лечащиеся частным образом пациенты позволят использовать их имена! Зачем мне повторять чужие ошибки? Разве я не доказал свою точку зрения наиболее убедительным и беспристрастным образом, взяв за основу опыт множества других честных, достойных практикующих врачей?

Мы более подробно рассмотрим данный процесс и в результате увидим, что все миазматические заболевания, имеющие характерные местные кожные симптомы, всегда развиваются как внутренние заболевания организма, прежде чем их внешний симптом появится на коже; и что только при острых заболеваниях после их развития в течение нескольких дней местный кожный симптом совместно с внутренним заболеванием, как правило, исчезают, и организм освобождается и от кожных проявлений, и от внутренних нарушений. Но при хронических заболеваниях внешний местный симптом может быть либо насильно устранен с кожи, либо может исчезнуть самопроизвольно, но при этом внутреннее заболевание, если его не лечить, само никогда, ни частично, ни, тем более полностью, не уйдет из организма; напротив, оно будет с годами разрастаться и усиливаться, если его надлежащим образом не лечить.

Я должен здесь остановиться и более подробно рассмотреть данный природный процесс, поскольку врачи-аллопаты, особенно современные, настолько близоруки, или правильнее будет сказать, настолько слепы, что при том, что они умеют распознавать и контролировать данный процесс в ходе развития острых миазматических сыпных заболеваний, они не замечают существования аналогичного процесса в ходе развития хронических заболеваний и поэтому принимают их внешние проявления за обычные местные новообразования и высыпания, существующие лишь снаружи, на коже, отвергая существование внутреннего основного заболевания, независимо от того, имеют они дело с шанкром, кондиломой или чесоточной сыпью. И поскольку современные врачи упускают из виду основное заболевание или просто бессовестно его игнорируют, они своими методами наружного лечения и разрушения данных местных симптомов навлекают неописуемые несчастья на страдающее человечество.

Касательно развития этих трех хронических заболеваний, как и в случае острых миазматических сыпных заболеваний, следует более внимательно, чем прежде, рассмотреть три важных момента:

1. Время внедрения;

2. Период времени, в течение которого инфекционная болезнь распространяется во всем организме, пока не разовьется внутри в полную силу;

3. Появление наружного симптома, посредством которого природа наглядно сигнализирует о завершении развития миазматического заболевания внутри всего организма.

Инфицирование миазмами как острых, так и вышеуказанных хронических заболеваний происходит, вне всяких сомнений, в один единый миг (курсив Ганемана), в тот момент, который является наиболее благоприятным для проникновения инфекции.

Когда прививают натуральную или коровью оспу, инфицирование происходит в момент, когда вакцина через царапину на коже контактирует с обнаженным нервным окончанием, которое затем неминуемо, в один миг, сообщает заболевание жизненной силе. После того как произошло инфицирование, ни промывание, ни прижигание, ни даже ампутация части тела, через которую проникла инфекция, не смогут остановить или предотвратить развитие заболевания внутри организма. Натуральная оспа, коровья оспа, корь и т. д., несмотря ни на что, завершают свое развитие внутри, и лихорадка, характерная для каждой из названных болезней, непременно появится с характерными оспенными, коревыми и т. д. кожными высыпаниями (*) через несколько дней (курсив Г.), когда болезнь в полную силу разовьется внутри.

(*) Мы можем задать законный вопрос: "Есть ли вероятность, что в мире существуют миазмы, которые, проникнув снаружи внутрь организма, не совершают свою болезнетворную работу внутри прежде, чем их признаки проявятся снаружи, на коже?" Единственным ответом на этот вопрос является "нет", таких миазмов не существует! Разве не требуется три, четыре или пять дней после вакцинации, прежде чем место прививки воспалится? Разве тот или иной вид лихорадки – признак завершения развития заболевания – не появляется даже позже, после того как защитная пустула полностью сформировалась; т. е. на седьмой-восьмой день?

Разве не проходит десять-двенадцать дней после инфицирования оспой, прежде чем появляются воспалительная лихорадка и оспенные высыпания на коже?

Что природа делает с воспринятой ею инфекцией в эти десять-двенадцать дней? Разве природе не необходимо сначала внедрить болезнь повсюду в организме, прежде чем она будет способна возбудить лихорадку и вывести на кожу сыпь? При кори после инфицирования или прививки также требуется 10-12 дней, прежде чем появляются характерные коревые высыпания и лихорадка. При заражении скарлатиной обычно проходит семь дней, прежде чем появятся скарлатинная лихорадка и краснота кожи. Что, в таком случае, делает природа с воспринятым миазмом в эти промежуточные дни? Природа сообщает заболевание корью или скарлатиной всему живому организму до той поры, пока полностью не завершит свою работу и не будет способна породить корь или скарлатину с характерной для них сыпью.

То же самое происходит и в случае, не говоря уже и о некоторых других острых миазмах, когда человек через кожу заражается кровью больного сибирской язвой крупного рогатого скота. Если, как чаще всего и случается, произошло инфицирование сибирской язвой, всякие прочищения и промывания кожи будут бесполезными; черный или гангренозный пузырь, почти всегда смертельно опасный, несмотря ни на что, появляется через 4-5 дней (обычно в месте поражения), т. е. как только весь живой организм трансформирует себя в состояние данной страшной болезни.

(То же самое происходит и в случае инфицирования полуострым миазмом, при котором нет кожных высыпаний. Среди множества людей, покусанных собаками, – спасибо милостивому Создателю заражаются лишь немногие, редко каждый двенадцатый; чаще, по моим собственным наблюдениям, лишь один из двадцати или тридцати укушенных. Другие, даже те, кто сильно покусан, выздоравливают, если не обращаются к помощи врача или хирурга (*))

.(*) За эти утешительные данные мы выражаем признательность, в первую очередь, старательным английским и американским врачам – ХАНТЕРУ и ХОУЛСТОНУ (см в Лондонском Мед. Журнале, Том I), а также ВОГАНУ, ШЭДВЕЛЛУ и ПЕРСИВАЛЮ, чьи наблюдения зарегистрированы в jam. Mease's "На тему гидрофобии", Филадельфия, 1793.

Но у тех, на кого яд действует, он действует мгновенно, в момент укуса, контактируя с близлежащими нервами, неизбежно передаваясь всей нервной системе. Как только болезнь разовьется во всем организме (для полного завершения развития заболевания природе требуется, по крайней мере, несколько дней, а часто и много  недель), бешенство проявляется как острое, со скорым смертельным исходом, заболевание. Если заразная слюна бешеной собаки подействовала, инфицирование происходит безвозвратно, в момент укуса, поскольку опыт показывает, что даже немедленное иссечение(*) и удаление инфицированного участка не может спасти от прогрессирования заболевания внутри организма и появления в итоге гидрофобии, поэтому сотни

других хваленых наружных методов очищения, прижигания и возбуждения нагноительного процесса в месте укуса также мало защищают от развития гидрофобии.

(*) Восьмилетняя девочка из Глазго была покусана бешеным псом 21 марта 1792 года. Хирург немедленно полностью иссек рану, вызвал нагноительный процесс и назначал ртуть до тех пор, пока не возникло умеренное слюнотечение, которое поддерживалось в течение двух недель. Тем не менее, 27 апреля появилась гидрофобия, а 29 апреля пациентка умерла. Мед. Коммент. М. ДУНКАНА, Дек. II, Том VII, Эдинбург, 1793 и Новый лондонский мед. Журн., II. 

Анализируя процесс развития всех данных миазматических заболеваний, мы ясно видим, что после  заражения извне, заболевание, возникающее в результате этого внутри целостного организма, должно быть сначала в полную силу развитым внутри, т. е. весь человек внутри первоначально должен превратиться в полностью больного оспой, корью, скарлатиной и т. д., прежде чем различные характерные для данных заболеваний высыпания смогут появиться на коже.

Для борьбы со всеми этими острыми миазматическими заболеваниями в организме человека имеется механизм, который, как правило, приводит к выздоровлению: механизм, нацеленный на то, чтобы устранить данные заболевания (т. е. специфическую лихорадку совместно со специфической сыпью) в течение двух-трех недель, и самостоятельно, посредством своего рода кризиса, преодолеть их, вытесняя из организма, так что человек оказывается полностью исцеленным и освобожденным от данных заболеваний действительно в короткие сроки, если только болезнь не приведет к смертельному исходу(*).

(*) Или же эти разнообразные острые полу- нематериальные миазмы обладают тем особым свойством, что, после того как они сообщились жизненной силе в первый же момент заражения (и каждый по-своему произвели заболевание) и, словно паразиты, быстро разрослись внутри организма, развившись в специфическую лихорадку, после того как они произвели свой конечный продукт (созревшие высыпания, способные вырабатывать новые миазмы), они снова вымирают, покидают организм, предоставляя ему возможность выздороветь?

И с другой стороны, разве хронические миазмы не подобны заболеваниям-паразитам, продолжающим существовать столько, сколько жив человек, пораженный ими, и имеющим своим конечным продуктом высыпания, чесоточные пустулы, шанкр, остроконечные кондиломы, которые, в свою очередь, способны заражать других людей и которые не исчезают сами по себе, как острые миазмы, но могут быть искоренены только посредством контр-инфекции, посредством целительной силы лекарственного средства, наиболее подобного хроническому заболеванию и более сильного, чем оно (посредством антипсорического средства), благодаря чему пациент освобождается от хронического миазма и обретает здоровье?

В случае хронических миазматических заболеваний природа следует по тому же пути в отношении способа инфицирования и формирования внутренней болезни, предшествующей появлению наружных, сигнализирующих о завершении внутреннего развития заболевания, симптомов; но далее имеется огромное отличие, состоящее в том, что в случае хронических миазмов развившаяся в полную силу внутренняя болезнь, как мы уже говорили выше, остается в организме на протяжении всей жизни, с каждым годом усиливаясь, если ее не искоренить и надлежащим образом не лечить.

Из хронических миазмов я для примера разберу два, которые мы изучили более полно, а именно: венерический шанкр и чесотку.

При случайной половой связи имеет место, вероятнее всего, в первый же момент в месте соприкосновения и трения специфическое заражение. Если данное заражение произошло, то в результате инфекция распространится во всем организме. Сразу после заражения начинается процесс формирования всеобъемлющей внутренней венерической болезни.

В том месте половых органов, где проникла инфекция, в первые дни не отмечается ничего необычного, никаких признаков заболевания, никаких воспалений или эрозии, и поэтому всякие обмывания, вычищение половых органов после случайной половой связи бесполезны (курсив Г.). Внешне не наблюдается никаких болезненных проявлений, но весь внутренний организм из-за проникновения инфекции приводится в состояние активности (моментально), для того, чтобы внедрить венерический миазм по всему организму и основательно заболеть венерической болезнью.

Только когда венерическое заболевание проникнет во все органы, когда весь организм внутри уже трансформируется в венерическое состояние, т. е. когда будет завершено развитие венерической болезни, только тогда больная природа предпримет попытку сдержать внутреннюю болезнь, смягчить ее посредством производства местного симптома, который сначала появляется в виде везикулы (обычно в том месте, где произошло первичное заражение), а позже развивается в болезненную язву, именуемую шанкром. Данный местный симптом появится не раньше, чем через пять, семь или четырнадцать дней, иногда (правда, редко) не раньше, чем через три-четыре или пять недель, после заражения. Поэтому очевидно, что данная венерическая язва служит компенсаторным, сдерживающим развитие внутренней болезни симптомом и произведена изнутри организмом после того, как он был внутри весь полностью трансформирован инфекцией в венерический, и теперь стал способен способна контактным путем передавать другим людям этот же миазм, т. е. венерическое заболевание.

Теперь, если заболевание полностью искоренить посредством внутреннего специфически действующего средства, то венерический шанкр тоже исчезнет, и человек выздоровеет.

Но если шанкр разрушить местными, наружными мерами (*) раньше, чем будет излечено внутреннее заболевание – как до сих пор поступают в своей повседневной практике врачи старой медицинской школы, – хроническая венерическая миазматическая болезнь остается в организме в виде Syphilis и, если её не излечить изнутри, из года в год усиливается, до самого конца жизни человека, и даже самая крепкая конституция организма своими собственными силами не способна её искоренить.

(*) Венерическое заболевание развивается взрывным образом, не только из-за устранения шанкра путем прижигания, во время которого, как некоторые незадачливые казуисты считают, происходит проникновения ядовитого вещества шанкра внутрь организма, который сам по себе, как они считают, до этого времени был здоров внутри. Нет! Даже после быстрого устранения шанкра, исключающего всякое наружное раздражение, венерическое заболевание неизбежно разовьется, что дает дополнительное подтверждение, если таковое еще требуется, факта несомненного пред- существования сифилиса внутри всего организма еще до появления шанкра. "Petit удалил ту часть малой половой губы, где через несколько дней после заражения появился венерический шанкр; рана зажила, но венерическое заболевание, тем не менее, все равно развилось". M. s. Fabre, Lettres, supplement a son traite des maladies veneriennes, Париж, 1786. Еще бы! Ведь венерическое заболевание присутствовало во всех внутренних пределах организма еще до появления шанкра.

Только через излечение венерического заболевания, которое поражает все внутренние органы (чему я учил и что применял на практике многие годы), шанкр, местный симптом сифилиса, будет излечен одновременно с внутренней болезнью самым эффективным способом.

Данный метод является наилучшим и не предусматривает применения наружных мер для устранения язвы – тогда как только лишь наружное разрушение венерической язвы, без предшествующего общего лечения и избавления человека от внутреннего заболевания, имеет неизбежным следствием взрывное развитие Syphilis со всеми его мучительными симптомами.

Psora (зудящая болезнь), подобно Syphilis, является миазматическим хроническим заболеванием, и ее природное развитие происходит аналогично.

Зудящее заболевание (itch disease –Д.Ч.), однако, к тому же, самое заразное (к.Г) из всех хронических миазматических, гораздо более заразное, чем две другие венерические - шанкровая и фигово-бородавчатая болезни (figwart-disease). Для того, чтобы человек заразился венерическим заболеванием, требуется некоторое трение в области самых нежных, богаче остальных снабженных нервами и покрытых тончайшей кожицей органов, каковыми являются половые органы, до тех пор, пока миазм не соприкоснется с пораненным участком. Но в случае чесоточного миазма достаточно соприкосновения с кожей вообще (к.Г), с любым ее участком, особенно для детей, у которых кожа особо чувствительная и нежная. Склонность (предрасположенность – disposition – Д.Ч.) к заражению чесоточным миазмом обнаруживается почти у каждого и почти при любых обстоятельствах, что отличает Psora от двух других миазмов.

Ни один другой хронический миазм не передается так массово, так непременно, так легко и почти абсолютно, как миазм Psora, который является, как уже было сказано ранее, наиболее заразным из всех существующих хронических миазмов. Он передается так легко, что даже врач, совершающий обход больных, при проверке пульса не осознавая того (*), заражает чесоткой других пациентов; загрязненная губка для мытья (*), новые перчатки, которые примерил чесоточный больной, чужой постоялый двор, чужое полотенце, использованное вами, могут послужить источником заражения.

(*) Car. Musitani, Opera de tumoribus, Cap. 20.

(*) Как Willis отмечает в Turner, des maladies de la peau, traduit de l'anglois, a Paris, 1783, tom II, Cap.3, p.77.

Часто ещё ребенком, человек может быть уже заражен данной болезнью, например, при родах во время прохождения через половые органы матери (что случается нередко); или же ребенок может получить злополучную инфекцию через руки акушерки, которая заразилась от какой-либо другой роженицы; либо младенца может заразить его кормилица или же посторонний человек, притрагивающийся к ребенку грязными руками, не говоря уже о тысячах других возможных путей, когда вещи, загрязненные невидимым миазмом, способны передать чесоточную болезнь человеку в любой период его жизни. Подобное заражение часто невозможно предвидеть, от него невозможно уберечься, поэтому люди, которые никогда в своей жизни не заражались Psora, являются исключением. Нет необходимости выискивать причину заражения людей в переполненных госпиталях, тюрьмах, фабриках, приютах или же в грязных лачугах бедняков; чесотка прокрадывается даже в жизнь деловых людей, в монастыри и в круги богатых. У отшельника, живущего на острове Монтсеррат в уединенной горной келье, шансы избежать данной болезни так же малы, как и у маленького принца в батистовых одеждах.

Как только миазм чесотки коснулся, к примеру, руки, с того самого момента, когда он подействовал, он уже более не остается локальным. С этого момента и далее, всякие промывания и очищения инфицированного участка бесполезны. В первые дни на коже не обнаруживается ничего необычного и кожа, с виду, остается неизмененной и здоровой. В эти дни не выявляется ни сыпь, ни зуд тела, даже в месте инфицирования. Тот нерв, которого первым коснулся чесоточный миазм, немедленно и мгновенно передал его незримым, динамическим образом всем остальным нервам всего тела, и живой организм человека в одно мгновение, весь незримо, был настолько охвачен данным специфическим реакцией возбуждением, что стал вынужден теперь постепенно вбирать в себя данный миазм, покуда не будет завершено преобразование всего существа человека в целиком псорическое и, таким образом, развитие внутренней Psora достигнет своего завершения. 

Только когда весь организм ощутит себя полностью преображенным этой специфической хронической миазматической болезнью, только тогда измененная болезнью жизненная сила начинает прилагать усилия, чтобы смягчить и успокоить внутреннее заболевание путем  соответствующего локального кожного симптома, зудящих везикул. И все время, пока эти высыпания, в их естественном виде (normal form) остаются на коже, внутренняя псора с её вторичными заболеваниями не может взорваться и должна оставаться в своем скрытом, дремлющем, связанном, латентном состоянии.

Обычно требуется шесть-семь, десять, возможно, даже четырнадцать дней с момента инфицирования, прежде чем будет осуществлено трансформирование всего внутреннего организма, его полное преобразование в Psora. И только лишь затем, после незначительного или более выраженного озноба вечером и общего жара с потением в последующую ночь (незначительная лихорадка, которую большинство людей относят на счет простуды и поэтому не принимают во внимание), появляются чесоточные везикулы на коже, сначала мелкие, как при потнице (miliary fever), но позже разрастающиеся на коже (*) – в первую очередь, в месте проникновения инфекции. Данные высыпания сопровождаются нестерпимым щекочущим зудом, который можно охарактеризовать как невыносимо приятный (Grimmen), т. к. он вызывает у больного непреодолимое желание тереть и расчесывать чесоточные везикулы, а, если пациент силой воли удерживается от этого, по всему его телу пробегает дрожь. Подобное расчесывание и растирание, действительно, помогает на короткое время, но затем немедленно возникает долго не проходящее жжение расчесанного участка. Поздно вечером и перед полуночью зуд становится еще более сильным и нестерпимым.

(*) Вовсе не являющиеся самостоятельным, чисто местным кожным заболеванием, чесоточные везикулы или пустулы надежно подтверждают тот факт, что внутренняя Psora завершила свое развитие и сыпь является лишь составным ее элементом; поскольку эта специфическая сыпь и этот специфический зуд представляют собой часть всего совокупного заболевания в его естественном, наименее опасном виде.

В первые часы после формирования чесоточные везикулы содержат прозрачную, как вода, лимфу, но вскоре вместо нее появляется гной, заполняющий верхушки везикул.

Зуд, являющийся весьма сильным, заставляет пациента расчесывать везикулы; выходящая наружу жидкость представляет собой постоянный источник заражения окружающей среды и других, еще не подвергшихся инфицированию, людей. Руки, даже в очень незначительной степени загрязненные данной жидкостью, или загрязненные губка, одежда, всякого рода посуда и т. д. при дотрагивании до них распространяют заболевание.

Лишь только этот кожный симптом Psora, которая распространилась по всему организму, лишь только эта сыпь, а также появляющиеся позже на этом месте ранки, сопровождающиеся по краям характерным для Psora зудом, как и герпес, характеризующийся этим же специфическим зудом и мокнущими при расчесывании высыпаниями (лишай), как и стригущий лишай (tinea capitis) – только эти кожные высыпания способны передавать чесотку другим людям, поскольку только они содержат в себе заразный миазм Psora. Но остальные, вторичные симптомы миазма Psora, которые со временем проявляются после исчезновения или искусственного подавления сыпи, т. е. общие псорические заболевания, абсолютно не способны передавать заболевание другим людям. Они, насколько мы знаем, так же мало способны передавать Psora окружающим, как и вторичные симптомы венерического заболевания не способны инфицировать других сифилисом (как впервые отметил Дж. Хантер).

Если чесоточная сыпь появилась недавно и еще не распространилась широко по всему телу, то у пациента пока не отмечается никаких признаков общего внутреннего заболевания Psora. Кожный симптом в этом случае действует в качестве заместителя внутреннего заболевания и удерживает Psora с ее вторичными симптомами в скрытом, связанном состоянии (*).

(*) Как и шанкр, если его не разрушать, действует компенсаторно и сдерживает внутреннее сифилитическое заболевание, не позволяя ему развиться, до тех пор, пока сохраняется на своем месте в первоначальном, нетронутом виде. Я наблюдал женщину, у которой вторичные признаки венерического заболевания полностью отсутствовали два года, покуда венерический шанкр сохранялся в изначальном состоянии, нетронутым, и постепенно он приобрел такие размеры, что достиг почти дюйма в диаметре. Препарат ртути лучшего приготовления, назначенный внутрь, очень быстро и полностью излечил не только внутреннее заболевание, но и сам венерический шанкр.

На этой стадии заболевание излечивается легче всего – посредством специфических внутренних средств.

Но если болезни позволить развиваться своим чередом и если не применить целебное внутренне средство, либо использовать наружные аппликации для подавления сыпи, заболевание будет стремительно прогрессировать внутри организма, и данное утяжеление внутреннего заболевания будет непременно проявляться соответствующим усилением кожных симптомов. Поэтому чесоточная сыпь, дабы смягчить и удержать усилившееся внутреннее заболевание в скрытом состоянии, должна распространиться всё больше и, в конечном счете, покрыть все тело.

Но даже при этом кульминационном состоянии (сыпи),  пациент кажется здоровым во всех других аспектах, и все симптомы внутренней Псоры, столь усилившиеся, тем не менее, остаются в скрытом и спокойном состоянии, благодаря кожному симптому, развившемуся в соответствующей пропорции. Но невыносимые страдания, доставляемые распространившимся по всему телу зудом, не может вынести ни один, даже самый терпеливый человек. И пациент предпринимает попытку освободиться от этих мук любой ценой, а поскольку врачи старой медицинской школы не могут предоставить ему истинной помощи, пациент пытается освободиться хотя бы от самой сыпи и от ее нестерпимого зуда любой ценой, даже ценой своей жизни; и средства для этого очень быстро находятся либо через посредство других невежественных людей, либо при помощи врачей-аллопатов и хирургов. Больной жаждет освобождения от мучений, вызываемых внешней болезнью, не подозревая о том гораздо более серьезном несчастье, которое неизбежно последует вслед за устранением наружного кожного симптома (действовавшего до этой поры компенсаторно и сдерживавшего внутреннюю усилившуюся псорическую болезнь), как было уже доказано вышеприведенными примерами. Пациент, устраняющий чесоточную сыпь при помощи наружных мер, подвергает себя такому же несчастью и действует так же неразумно, как и человек, который желая в короткое время избавиться от бедности, полагая таким образом стать счастливым, крадет большую сумму денег, попадая затем в тюрьму или на виселицу.

И если чесоточное заболевание длилось долго, независимо от того, распространилась сыпь по большей части тела, как чаще всего и случается, или же, вследствие специфического недостатка активности кожи (как бывает в некоторых случаях), ограничилась всего лишь несколькими чесоточными везикулами (*см выше набл №86)- в любом случае, если только предположить, что Psora совместно со своими кожными проявлениями развилась в зрелую форму, устранение чесоточной сыпи, независимо от того, каковы ее размеры и мера распространения, даже самой минимальной, имеет самые негативные и губительные последствия по той причине, что внутреннее чесоточное заболевание (Psora) с его невыразимо мучительными симптомами, которые вследствие его длительного существования значительно усилились, неизбежно выходит наружу.

Можно простить невежество несведущего обывателя, устраняющего чесоточные высыпания и причиняющий страдания зуд посредством ледяных обливаний, купания в снегу, банками, втиранием в кожу по всей поверхности или только вокруг суставов серно- свинцовых мазей; так как он не знает каким ужасным последствиям и проявлениям Псоры, спрятавшейся внутри, он собственноручно открывает дверь. Но кто может простить людей, чьё дело и прямая обязанность знать о неизбежности и беспредельности страданий, возникающих вслед за подавлением чесоточных высыпаний, по причине пробуждения Псоры во всем целостном организме. Тех людей, кто должен стоять на страже и бороться против этой болезни, во всей её целостности путем правильного внутреннего лечения (*), но при этом, назначающих все то же ошибочное лечение местного зуда и, даже еще более агрессивные средства, в виде сильных слабительных, мазей Jasser, лосьонов с ацетатом свинца, ртути или сульфата цинка, а особенно мазей, приготовленных из жира в смеси с серным цветом или с ртутью, с помощью которых они легкомысленно и небрежно разрушают высыпания, заявляя: «это лишь только местная, в чистом виде локализованная на коже болезнь, и она подлежит устранению, тогда человек будет здоров и полностью свободен от любых заболеваний и, все будет в порядке». Кто может простить им это невежество и полное игнорирование опыта многих старых авторов, бывших значительно более внимательными и ответственными наблюдателями и передавших нам огромное количество предупреждений и ярких примеров, а также тысяч других примеров, почти ежедневно предстающих перед нашими глазами? Тем не менее, они отказываются видеть и осознавать ни очень быстрые фатальные последствия, ни коварные и пожизненные страдания, которые они причиняют чесоточным пациентам, уничтожая их высыпания и, таким образом, снимая оковы с внутренней Псоры, и открывая путь бесчисленным болезням. Сама эта болезнь, этот тысячеголовый монстр, остается не излеченным, не побежденным и выходит на свободу, разрывая оковы и неумолимо разрушая обманутого пациента.

            (*) Поскольку даже когда чесоточная болезнь развилась до своей крайней степени; высыпания, вместе с внутренним заболеванием, или одним словом, Псора целиком, всё ещё может быть излеченной посредством внутреннего специфического гомеопатического средства. Конечно, с большими трудностями, чем вначале, немедленно после их возникновения, но, тем не менее, значительно более легко и надежно, чем после полного устранения кожных высыпаний посредством внешних аппликаций, когда мы сталкиваемся с лечением внутренней псоры, проявившейся вовне своими вторичными симптомами и развившейся в множество безымянных хронических болезней. Зудящая болезнь, хотя и развившаяся до столь значительной степени, тем не менее, во всей своей целостности может быть легко и надежно излечена, вместе со своими внешними высыпаниями с помощью подходящего внутренних средств и без всяких местных аппликаций. Точно также как венерическая шанкровая болезнь может быть легко и надежно излечена малейшей и единственной дозой наилучшим образом приготовленного меркурия, назначенного внутрь. И тогда шанкр, без всякой помощи наружных средств, быстро становится слабо выраженной язвой, и в течение нескольких дней самостоятельно заживает, так, что не появляется ни малейшего следа вторичных симптомов (венерического заболевания), так как внутренняя болезнь была излечена вместе с её локальным симптомом. Так я учил много лет и, выступая устно, и в своих письменных работах и подтверждал своими многочисленными примерами излечений.

                Как же мы можем простить огромное число тех врачей, которые до сих пор, после 300 лет лечения этой повсеместно распространившейся венерической болезни, не распознали её природы и, глядя на шанкр, по сей день убеждены, что пациент не болен более ничем кроме этого постыдного шанкра,  и не видят самого сифилиса, который уже поразил весь внутренний организм ещё до того, как появился шанкр. И они слепо полагают, что шанкр есть то единственное венерическое зло, которое и следует удалить, устранить наружными аппликациями, чтобы затем объявить человека здоровым. И не принимают во внимание тысячи случаев, показывающих, что локальным уничтожением шанкра ничего не добиться, кроме нанесения травмы пациенту и устранения локального симптома, что способствует взрывному развитию внутреннего сифилиса, его перерождению в венерическое заболевание, трудно поддающееся лечению.  Как можно простить им эту фатальную слепоту?

                Или почему эти врачи никогда не задумываются над происхождением бородавок? Почему они не замечают  того внутреннего универсального заболевания, которое и является причиной этих разрастаний? Только поняв это,  можно полностью излечить  внутреннюю болезнь гомеопатическим средством, в результате чего проходят и внешние бородавки, без применения каких либо наружных аппликаций для их деструкции. (далее – еще несколько абзацев текста, также посвященных очень  эмоциональной критике  тупости и преступной деятельности современных ему врачей старой школы – Д.Ч.)

Читать далее.

Новости

С 25.4.2019 по 29.04.2019 в Новосибирске прошел Международный Симпозиум «Классическая Гомеопатия – медицина нового тысячелетия». В рамках данного симпозиума состоялся Круглый Стол по организационным и правовым вопросам в гомеопатии. Основными выступающими были председатель Рабочей Группы Национальной медицинской Палаты по интеграции методов традиционной медицины в практическое здравоохранение, заместитель Председателя Экспертного Совета по совершенствованию законодательства в сфере комплементарной медицины Комитета ГД РФ по охране здоровья В.В.Егоров и президент Национальной Ассоциации традиционной и комплементарной медицины, член Экспертного Совета, член Рабочей группы по обращению лекарственных средств ЕАЭС д.м.н. Томкевич М.С. Они проинформировали присутствующих по актуальным проблемам гомеопатии и ответ ... Читать дальше »


В Красноярске закончился 2-х летний цикл обучения классической Гомеопатии по программе IACH!

 

Занятия проходили в учебном центре ФГБУ ФСНКЦ ФМБА РФ. Выражаем огромную бла ... Читать дальше »


Международная Академия Классической Гомеопатии

Сибирская Гомеопатическая Ассоциация

Новосибирский Гомеопатический Центр

 

... Читать дальше »


Уважаемые коллеги!

        Международная Академия Классической Гомеопатии (МАКГ, Греция, ректор, профессор Джордж Витулкас), совместно с Сибирской Гомеопатической Ассоциацией (президент, к.м.н. Д.А. Чабанов) проводят в Новосибирске полный курс обучения Классической Гомеопатии по программе МАКГ, начиная с 01 апреля 2019 года. Обучение проводится дробно: курсами по 1 неделе раз в 3 месяца на протяжении 2-х лет. Более подробная информация по телефонам +79133935441 и +79139270657, а также на сайте:

https://homeopatia-nsk.ru/vracham/obuchenie-vrachej-klassicheskoj-gomeopatii-v-novosibirske.html

На наших курсах:

- Вы сможете задать любые ... Читать дальше »


Международная Академия Классической Гомеопатии

Сибирская Гомеопатическая Ассоциация

Новосибирский Гомеопатический Центр

 

... Читать дальше »


Мероприятие прошло с 11 по 13 ноября

В Новосибирске на базе Новосибирского гомеопатического центра (НГЦ) состоялся семинар  знаменитого доктора гомеопата из Индии Атула Джагги.

Доктор Атул Джагги  - один из ведущих преподавателей  Международной Академии Классической Гомеопатии (ректор - профессор G.Vithoulkas, Греция). Он – один из лучших специалистов в мире в области Классической Гомеопатии, стаж его практической деятельности  более 20 лет.

Нынешний семинар вызвал большой интерес  и собрал врачей  из разных городов России и Казахстана.

Доктор Атул Джагги поделился своими  знаниями теории гомеопатии и богатым практическим опытом, рассказал об опыте работы с тяжелой патологией, а также провёл клинические разборы сло ... Читать дальше »


С большим успехом прошел очередной семинар русской группы в МАКГ (Алониссос, Греция)

       С 03 по 12 сентября 2018 года в Международной Академии Классической Гомеопатии на острове Алониссос в Эгейском море (Греция) состоялся очередной семинар Русской Группы. Это был не просто семинар, а настоящий фестиваль знаний, позитивных эмоций, праздник дружбы и единения врачей – гомеопатов со всех краев света.

       По традиции, каки все последние годы большой зал Академии был заполнен до отказа. Присутствовали 150 человек из 30 стран мира со всех 5 континентов. Профессор Витулкас щедро делился с нами своим опытом и мудростью, давая великолепный урок не только глубочайших знаний Классической Гомеопатии, но и умения чувствовать пациента, в одно мгновение улавливая суть его эмоци ... Читать дальше »


           Продолжается противодействие между Комиссией по борьбе с лженаукой и гомеопатами. На днях Арбитражный суд города Москвы опубликовал мотивировочную часть решения, в которой объяснил, почему Академия не может удовлетворить исковые требования гомеопатов к Комиссии по борьбе с лженаукой при РАН. Фармацевтические компании в апреле 2018 года выдвинули судебные требования к РАН: предоставить научные факты, на основании которых был опубликован Меморандум, где гомеопатия названа «ненаучной». В противном случае Академии грозил иск о возмещении ущерба деловой репутации. РАН предоставить таких аргументов не смогла, и решила полностью отказаться и от Меморандума, и от собственной Комиссии. Как пишет  ... Читать дальше »



          С октября 2018 года Сибирская Гомеопатическая Ассоциация начинает преподавать полный курс обучения по программе e-learning Международной Академии Классической Гомеопатии также в городах Томск, Омск, Иркутск, Краснодар.
    Проводит обучение врач общей практики, врач-гомеопат, член Правления Сибирской Гомеопатической Ассоциации, Герасенко Светлана Ивановна. Куратор Курсов - президент СГА, преподаватель МАКГ Чабанов Дмитрий Алексеевич. 

Все подробности и запись на курс на www.gerasenko.com  


1 2 3 »
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Ваш ник: Гость
Вы на сайте: -Дней.
Вы в группе: Гости
Новых ЛС:
Перейти в Профиль
Написать администратору
Выход
Поиск
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0