Введение в Органон

Обзор терапевтических систем, аллопатического и паллиативного лечения, которые практиковались до сих пор в старых медицинских школах

В течение всего времени своего существования люди, каждый в отдельности или большими группами, были подвержены заболеваниям, возникавшим вследствие разнообразных физических или нравственных причин. В первобытную эру требовалось лишь небольшое число лекарств, поскольку лишь немногие заболевания могли развиться при простом образе жизни. В дальнейшем, параллельно с появлением и развитием цивилизации и государств, увеличивалось число заболеваний, и, соответственно, возрастала потребность в лекарственных средствах. С тех пор (вскоре после Гиппократа, т. е. в течение 2500 лет) люди занимались лечением постоянно увеличивающегося множества болезней и, заведённые в тупик собственными суетностью и тщеславием, пытались путём размышлений и догадок выдумать способ поиска необходимых для этого средств. Появились бесчисленные и разнородные теории о природе болезней и средствах против них, теоретические взгляды дали рост так называемым системам, каждая из которых противоречила всем остальным и сама себе. Каждая из этих остроумных теорий сначала повергала читателя в немой восторг содержащейся в ней безграничной мудростью и привлекала бесчисленных последователей её создателю. Они стократно развивали положения её безжизненной софистики, но ни одному из них она ни в малейшей степени не помогала лечить лучше, и, наконец, новая система, часто диаметрально противоположная предыдущей, отбрасывала её для того, чтобы обрести недолговечную популярность. Ни одна из них, тем не менее, не была созвучна природе и опыту; они были просто теоретическими построениями, сплетёнными ловкими умами на основе сомнительных посылок. Вследствие легковесности и несоответствия природе они годились разве только для пустых диспутов и не могли принести никакой пользы для применения на практике, у постели больного.

Одновременно, но совершенно независимо от этих теоретических систем, возник терапевтический метод, направленный на лечение произвольно выделенных форм болезней смесями неизученных лекарственных срсдств. В полном противоречии с указаниями природы и опыта он был направлен на устранение неких материальных изменений, и результаты лечения, как и следовало ожидать, были скверными. Вот что представляли собой старая медицина или так называемая аллопатия.

Я не умаляю вклада, сделанного врачами для развития наук, вспомогательных для медицины: физики и химии, естественной истории и её различных отраслей, а также наук, относящихся непосредственно к человеку: антропологии, физиологии, анатомии и т. д. Я намерен рассмотреть лишь практическую сторону медицины, собственно искусство лечения, для того, чтобы показать, насколько несовершенным оно было до настоящего времени. Я отнюдь не собираюсь рассматривать механическое и рутинное лечение драгоценной человеческой жизни, производимое в соответствии с рецептурными справочниками, продолжающаяся публикация которых показывает, увы! насколько часто они ещё используются. Я оставляю его вне рассмотрения как презренный метод низшего класса лекарей. Я говорю только о медицинском искусстве, которое, кичась своей древностью, воображает, что имеет научный характер, и практикуется до сих пор.

Приверженцы старой медицинской школы тщеславно считали, что только они могли претендовать на титул представителей "рациональной медицины", поскольку только они пытались найти и устранить причину болезни и придерживались метода, используемого самой природой при болезнях.
"Tollе causam!", - провозглашали они постоянно. Но они не шли дальше этих пустых восклицаний. Они только воображали, что могли обнаружить причину болезни; в действительности они не находили её, так как она неощутима и не может быть обнаружена. Поскольку подавляющее число болезней имеет динамическое (духовное) происхождение и динамическую (духовную) природу, постольку причины их недоступны органам чувств. Таким образом, оставалось лишь вообразить их, и на основе изучения нормального безжизненного человеческого тела (анатомия) в сравнении с видимыми изменениями в тех же частях и органах людей, умерших от болезней (патологическая анатомия), а также на основании заключений, сделанных после сравнения феноменов и функции здорового тела (физиология) и их бесконечных изменениях при бесчисленных болезнях (патология, семиотика), сделать выводы о том, как при болезнях нарушаются невидимые процессы, протекающие во внутреннем бытии человека - туманный продукт работы воображения, который теоретическая медицина почитала за prima causa morbi (1).

Таким образом, она оказывалась в одно и то же время и непосредственной причиной болезни, и внутренней сущностью болезни, самой болезнью, хотя здравый смысл учит нас, что причина события или явления не может в то же время быть самим событием или явлением. Как же могли они, не впадая в самообман, считать эту неосязаемую внутреннюю сущность объектом, подлежащим лечению, и прописывать для этого лекарства, целебная сила которых также была им в большинстве случаев неизвестна, и даже смешивать эти неизвестные лекарства в так называемых рецептах?

Но эта грандиозная задача, а именно, обнаружение a priori внутренней невидимой причины болезни, превращалась врачами старой школы, по крайней мере, наиболее проницательными из них, в определение того. что на основании очевидных симптомов можно было считать ве, закупорка той или иной части, прилив крови (плетора), дефицит или избыток кислорода, углерода, водорода или азота в соках теероятным общим характером болезни (2). Они пытались выявить, таким образом, имеет ли место спазм или истощение, паралич, лихорадка, воспаление, уплотненила, возбуждение или угнетение артериальной, венозной или капиллярной систем, изменения в соотношениях чувствительности, раздражительности или функции воспроизведения? - предположения, которые возводились последователями старой школы в ранг этиологического показания и расценивались ими как единственно возможное рациональное зерно в медицине; но которые были допущениями слишком обманчивыми и гипотетическими для того, чтобы быть хоть в какой-то мере полезными на практике. Даже хорошо обоснованные представления о поиске подходящего лекарства оставались без практического подтверждения, они лишь льстили тщеславию ученых теоретиков, но обычно заводили в тупик при попытке руководствоваться ими на практике и служили больше возвеличиванию своих авторов, нежели честному поиску лечебных показаний.

А как часто случается, например, сочетание спазма или паралича в одной части организма и одновременного воспаления в другой!

Или, с другой стороны, на основании чего следует искать подходящие лекарства для так называемого общего характера болезни? Те из них, которые приносили определённую пользу, не могли быть ничем иным как специфическим лекарством, то есть таким лекарством, действие которого оказывалось гомогенетическим (3) действию болезнетворного раздражения. Их применение, тем не менее, осуждалось и запрещалось (4) старой школой как крайне вредное, так как наблюдения показывали, что вследствие чрезвычайного усиления при болезнях чувствительности к гомогенетическому раздражению, такие лекарства, применяемые в обычных больших дозах, опасны для жизни. Старая школа никогда не думала о меньших или чрезвычайно малых дозах. Очевидно поэтому, что никакие попытки прямого (наиболее естественного) лечения при помощи гомогенетических, или специфических средств не только не предпринимались, но и не могли предприниматься, поскольку действие большинства лекарств было и остаётся неизвестным. Однако даже если бы оно и было известно, всё равно выбор верного лекарства не был бы возможен при господствовавших в то время слишком общих представлениях о природе болезней.

Тем не менее, в соответствии со здравым смыслом полагая, что любой другой прямой путь лечения лучше окольного, старая школа медицины считала, что может лечить болезни непосредственно устранением её (воображаемой) материальной причины. Для врачей обычной школы было почти невозможно при изучении болезней, формировании представлений о них и, в не меньшей степени, при поиске лечебных показаний, отказаться от материалистических взглядов и признать духовно-телесный организм сущностью настолько могущественной, что его чувственные и функциональные изменения, называемые болезнями, могут быть вызнаны, главным образом, если не исключительно, лишь динамическими (духовными) воздействиями и никаким другим образом.
Старая школа считала все материальные изменения, обусловленные болезнью, все аномальные вещества, образующиеся при воспалениях, а также все выделения, ничем иным, как причиной заболевания, или, по крайней мере, благодаря их предполагаемому обратному воздействию на организм, веществами, поддерживающими страдание. Эта последняя точка зрения господствует и по сей день.

Поэтому они мечтали об этиологическом лечении путем устранения предполагаемой материальной причины заболевания. Отсюда их усердие при выведении желчи рвотой в случаях желчной лихорадки; их рвотные при так называемых расстройствах желудка (5); прилежное выведение глистов и слизи слабительными у бледных детей, страдающих волчьим голодом, болями и увеличением живота (6). Этим же объясняются и их венесекции при кровотечениях (7), особенно бесчисленные кровопускания (8), - их главное средство при воспалениях, - которые они, следуя примеру известного жаждующего крови парижского врача (как стадо овец следует за колокольчиком мясника на бойню), ожидают встретить в каждой пораженной болезнью части тела и вынуждены устранять применением часто фатального количества пиявок. Они думают, что, поступая таким образом, следуют этиологическим показаниям и осуществляют рациональное лечение. Более того, последователи старой школы, перевязывающие полипы, вырезающие или вскрывающие искусственно вызванным при помощи местных раздражающих средств нагноением холодные железистые опухоли, вылущивающие стеатомы, оперирующие аневризмы и слёзные или анальные фистулы, вырезающие ножом скиррозные опухоли молочных желез, ампутирующие пораженные некрозом конечности, полагают, что излечивают пациента радикально, что их лечение направлено непосредственно на причину болезни. Они думают также, что устраняют поражение, побеждают болезнь и следуют рациональному этиологическому лечению, когда применяют свои отгоняющие средства, высушивают старые ползучие язвы на ногах применением таких вяжущих средств как оксиды свинца, меди или цинка (всегда дополняемые одновременным назначением слабительных, которые лишь ослабляют организм и не действуют на лежащую в основе болезни дискразию), прижигают шанкры, разрушают кондиломы, устраняют кожный зуд серными мазями, оксидами свинца, ртути или цинка, подавляют офтальмию растворами свинца или цинка, устраняют разрывающие боли в конечностях оподельдоками, летучими мазями или окуриваниями киноварью и янтарем. Но каков же результат? Рано или поздно, но всегда неизбежно, вследствие такого лечения развиваются метастатические поражения, принимаемые врачами за новые недуги, оказывающиеся всегда более злокачественными, чем исходное заболевание, и вполне достаточные для того, чтобы показать ошибочность метода сторонников старой школы, которые могли бы и должны были бы открыть им глаза на глубинную нематериальную природу болезни, её динамическую (духовную) причину, которая может быть устранена только динамическими средствами.

Излюбленным представлением традиционной школы медицины до недавнего времени было представление о болезнетворных веществах, которые следовало удалять из кровеносных и лимфатических сосудов, испариной через кожу, моче- или слюноотделением, мокротой через трахеальные и бронхиальные железы, рвотой стулом из желудка и кишечника для того, чтобы освободить организм от материальной причины и осуществить, таким образом, радикальное этиологическое лечение.

Делая надрезы в коже больного человека и покрывая всю поверхность его тела гноящимися язвами, искусственно поддерживаемыми введением инородных веществ, они рассчитывали выпустить болезнетворную материю (materia peccans) из больного (всегда только динамически) тела подобно тому, как выпускают грязную воду из бочонка. С той же целью они постоянно раздражали кожу шпанскими мушками или волчьим лыком, но на самом деле эти жестокие и неестественные меры лишь ослабляли организм и затрудняли исцеление.

Я полагаю, что, по человеческой слабости, было удобнее предположить наличие при заболеваниях некоего болезнетворного вещества, о котором разум мог бы сформировать конкретное представление (тем более, что пациенты охотно принимали эти идеи), поскольку и этом случае практикующему врачу пришлось бы беспокоиться лишь о том, чтобы обеспечить достаточное количество лекарств для очищения крови и жидкостей тела, стимуляции диуреза и потоотделения, улучшения отхаркивания и промывания желудка и кишечника. Так, во всех работах по Materia medica от Диоскурида и до позднейших трактатов по этому предмету, практически ничего не сказано о специфическом и своеобразном действии индивидуальных лекарств; напротив, исходя из их предполагаемой полезности для лечения различных заболеваний, делаются выводы о том, являются ли они диуретиками, потогонными, отхаркивающими, либо средствами, стимулирующими месячные очищения, и особенно о том, являются ли они рвотными или слабительными Это обусловлено тем, что все стремления и усилия практикующих врачей всегда были направлены главным образом на то, чтобы изгнать материальную болезнетворную субстанцию и различные (воображаемые) остроты, которые считались причинами болезней.

Всё это были, тем не менее, лишь пустые мечтания, необоснованные предположения и гипотезы, остроумно придуманные для удобства терапии, полагавшей, что наилегчайший путь излечения - в изгнании материального болезнетворного агента (si modo essent!).

Однако внутренняя природа болезней и законы их лечения не могут измениться ни в соответствии с этими фантазиями, ни в угоду практикующим врачам; болезни не могут, чтобы соответствовать глупым неосновательным гипотезам, перестать быть (духовными) динамическими расстройствами ощущений и деятельности нашего духовного жизненного принципа, так сказать, нематериального нарушения нашего здоровья.

Причины болезней не могут быть материальными, так как минимальное количество инородного вещества (9), сколь бы инертными не казалось, при попадании в кровеносную систему будет изгнано жизненной силой, как если бы оно было ядом, к противном случае наступит смерть. Если даже крошечная заноза проникнет в чувствительную область тела, присутствующий повсеместно в организме жизненный принцип не успокоится, пока не изгонит её посредством боли, лихорадки, нагноения или гангрены. Разве можно предположить, что в случае кожного заболевания двадцатилетней давности этот неутомимый активный жизненный принцип будет спокойно терпеть присутствие такого патогенного инородною вещества, как герпетическое, скрофулёзное, подагрическое и т. д. в жидкостях тела? Разве кто-либо из теоретиков видел собственными глазами эту болезнетворную материю, чтобы так уверенно рассуждать о ней при построении терапевтических систем? Разве кому-нибудь из них удалось представить для рассмотрения вещество подагры или яд золотухи?

Даже если попадание инородного вещества на кожу или в рану вызовет заражение, кто сможет доказать (как это часто утверждается в трудах по патологии), что какая-то часть этого вещества проникла в жидкости тела или была абсорбирована? (10) Самое тщательное и немедленное обмывание гениталий не спасёт организм от заражения венерической болезнью. Малейший глоток воздуха, овевающего чело оспенного больного, достаточен для развития этого ужасного заболевания у здорового ребенка.

Какое же количество вещества могло абсорбироваться жидкостями тела для того, чтобы в первом случае вызвать хроническую дискразию (сифилис), угасающую, при отсутствии лечения, только со смертью больного, или, во втором случае, заболевание (оспу), сопровождающееся практически тотальным нагноением и быстро приводящим к гибели? Возможно ли в этих и подобных случаях поддержать идею о болезнетворном веществе, проникающем в кровь?

Письмо, написанное в комнате больного, часто через большие расстояния передает заразную болезнь адресату. Можно ли в связи с этим принять положение о проникновении материальных болезнетворных агентов в жидкости тела? Но что же можно извлечь из всех этих доказательств? Как часто случается, что оскорбление вызывает опасную желчную лихорадку, суеверное предсказание смерти - caмy смерть в назначенное время, неожиданное горестное пли радостное известие - мгновенную смерть? Где же в этих случаях то болезнетворное вещество, которое проникает в тело, вызывает и поддерживает болезнь, и без удаления которого невозможно радикальное излечение? (11)
К стыду своему, основоположники этой неуклюжей теории о болезнетворном веществе легкомысленно просмотрели и не смогли оценить духовную природу жизни, духовную динамическую силу причин, вызывающих болезни, и поэтому деградировали до того, что стали обыкновенными врачами-мусорщиками, которые своими усилиями изгнать из больного организма никогда не существовавшее болезнетворное вещество не только не лечат, но и разрушают жизнь.

Являются ли, наконец, те зловонные, отвратительные вещества, которые выделяются при болезнях, факторами, их вызывающими и поддерживающими? (12) Не являются ли они скореепродуктами выделения самой болезни, то есть динамически повреждённой и нарушенной жизни?

При этих ложных и материалистических представлениях о происхождении и сущности болезней не удивительно, что во все века усилия и самых темных, и выдающихся врачей, и даже авторов остроумнейших медицинских систем были направлены на удаление воображаемого болезнетворного вещества. Наиболее частым предписанием было привести в движение и изгнать из организма болезнетворное вещество посредством слюноотделения, отхаркивания, потоотделения, мочеиспускания. Стремились также очистить кровь от болезнетворных веществ (острот и нечистот), которые никогда не существовали, с помощью различных замысловатых отваров из корней и трав; механически удалить причину болезни через фонтанели, искусственные раны на коже, постоянное выделение из которых поддерживалось шпанскими мушками или волчьим лыком. Считалось, что через фонтанели удаляется главным образом materia peссans, или болезнетворное вещество, как они её называли.

Применялись с той же целью и слабительные, которые для пущей важности именовались растворяющими и послабляющими. Весь этот арсенал средств использовался для удаления враждебного болезнетворного вещества, никогда не вызывавшего болезней человеческого организма, существующего благодаря духовному принципу, - болезней, которые никогда не были ничем иным, как духовным динамическим расстройством жизни, изменённой в своих ощущениях и функциях.

Итак, несомненно, что ни одна болезнь - кроме случаев попадания совершенно неперевариваемых или ранящих веществ в желудок, другие полости или отверстия тела, а также ранения кожи инородными телами и т. п. - словом, ни одна болезнь не может быть вызвана материальной причиной. Напротив, всякая болезнь является всегда и исключительно результатом специфического, действительного, динамического нарушения здоровья. Каким же неразумным поэтому должен представляться метод изгнания (13) воображаемой материальной причины каждому здравомыслящему человеку, поскольку, кроме чудовищного вреда, ничего хорошего не может получиться из его применения в лечении главных, особенно хронических, болезней человечества!
Короче говоря, нечистоты и продукты разложения, появляющиеся при болезнях, являются, несомненно, ничем иным, как следствием болезни поражённого организма, и выводятся последним достаточно интенсивно - очень часто слишком интенсивно - без всякой помощи искусства очищения, и они образуются снова и снова в течение всего времени болезни. Эти вещества расцениваются истинными врачами как симптомы болезни, они помогают в выявлении сущности болезни и составлении её подробной картины, помогая, таким образом, лечению болезни посредством подобного лекарственного болезнетворного агента.

Однако соплеменные последователи старой школы не желают, чтобы считалось, будто их лечение направлено на удаление материальных болезнетворных причин. Они утверждают. что их разнообразные очищающие процессы являются способом лечения посредством отвлечения, и подражают в этом природе, которая в своих усилиях помочь больному организму разрешает лихорадку пропотеванием и усиленным диурезом, плеврит - носовым кровотечением, затем и отхождением слизистой мокроты, - иные болезни - рвотой, поносом и проистечением из ануса, суставные боли - нагнаивающимися язвами на ногах, острую боль в горле - слюноотделением и т. д., либо при помощи метастазирования или формирования абсцессов на удалении от первичного очага.

Итак, они полагают, что лучше всего подражать природе, также придерживаясь в лечении кружного пути (14), которому следует и предоставленная самой себе болезненно изменённая жизненная сила. Они прикладывают к органам, удалённым от первичного очага, более сильные раздражающие вещества, не имеющие ничего общего с поражёнными тканями, вызывают выделения и обычно поддерживают и развивают их для того, чтобы тем самым устранить болезнь.

Это так называемое отвлечение было и остается основным методом лечения в старой медицинской школе.

Имитируя естественные процессы самоизлечения, они пытаются насильственными методами вызвать новые симптомы в тканях, менее всего пострадавших от болезни и в большей степени способных поэтому перенести лекарственную болезнь, призванную устранить (15) первичное заболевание.

Лекарственная болезнь, характеризующаяся выделениями и течением, напоминающим кризис, должна способствовать постепенному литическому выздоровлению под действием естественных целебных сил. (16).

Они добивались этого при помощи пото- и мочегонных средств, кровопусканий и фонтанелей, но чаще всего - раздражающих лекарств, опорожняющих пищеварительный тракт в результате рвотного или слабительного (это был излюбленный способ) действия. Последние назывались у них растворяющими (17).

В помощь отвлекающему лечению они использовали сходный метод противодействующих раздражающих средств: овечья шкура к голому телу, ножные ванны, рвотные; пытались также лечить, вызывая жестокие голодные боли и желудке (лечение голодом), применяя вещества, вызывающие боль, воспаление и нагноение в ближайших или удалённых частях при помощи хреновников, горчичников, шпанских мушек, нарывных пластырей, волчьего лыка, фонтанелей, мазей с рвотным камнем, прижиганий хлопковой бумагой и калёным железом, иглоукалывания и т. д. Этот метод также считался подражанием природе, которая, предоставленная самой себе, тщетно пытается излечить динамическое (в случае хронического процесса) заболевание, вызывая боли в удалённых частях тела, метастазы и абсцедирование, высыпания и нагнаивающиеся язвы.

Очевидно, что не рациональные основания, но слепое подражание руководило врачами в попытках упростить лечебное дело, и свело старую школу, придерживающуюся отвлекающего и раздражающего методов, к тем бесполезным, травматичным и косвенным методам лечения, которые ведут лишь к неэффективной и вредной практике временного облегчения болезней на короткое время или их замене более тяжким страданием. Этот разрушительный образ действий, конечно, не мог именоваться лечением.

Они слепо следовали примеру грубой инстинктивной природы, усилий которой едва (18) достаточно для лечения простейших случаев острых болезней; они просто подражали бессмысленным силам самосохранения, которые действуют при болезнях, предоставленных естественному течению, целиком и полностью по органическим законам, то есть слепо и неразумно. Они копировали природу, которая не может, подобно искусному хирургу, излечить рану, соединив её края, сблизить и соединить части переломленной кости, лежащие на удалении друг от друга и образовавшие избыток нового костного вещества, наложить лигатуру на пораненную артерию, но способствует своими усилиями смертельному кровотечению. Она не знает, как вправить вывихнутое плечо, но вызывает опухоль, препятствующую вправлению; пытаясь удалить инородное тело из радужной оболочки, она разрушает весь глаз нагноением; при ущемлении грыжи все её усилия оканчиваются гангреной кишок и смертью; обусловленное ею метастазирование при динамических болезнях часто приводит больного в гораздо худшее состояние. Более того, эта иррациональная жизненная сила нашего организма, без сомнения, является величайшим злом нашего земного бытия, искрой, зажигающей бесчисленные болезни, терзающие человечество сотни и тысячи лет, хронические миазмы - псору, сифилис, сикоз - ни один из которых не может быть ею не только изгнан, но хотя бы немного ослаблен. Напротив, - она позволяет им тлеть в организме, и после длительных мучений и смерти закрывает, наконец, глаза страдальца.

Как же могли врачи старой школы, присвоившей себе наименование рациональной, в столь важном деле как лечение, требующем так много ума, размышлений и верности суждений, избрать себе в учителя иррациональную жизненную силу и слепо следовать ей в бессмысленных, косвенных и бурных процессах самоизлечения? Они вообразили её идеальным способом лечения, в то время, как величайший дар Творца, разум и свободное от предрассудков мышление, был дан нам для оказания бесконечно более эффективной спасительной помощи страдающему человечеству.

Слепо подражая своими отвлекающим и раздражающим методами грубой, бессмысленной, бессознательной жизненной энергии, врачи старой школы направляют свои средства на неповреждённые органы и части тела, вызывая в них жестокие боли или, что делается чаще, заставляя их осуществлять очищение до тех пор, пока не истощатся силы и соки организма. Их целью является направить болезненные силы от первичного очага к искусственно пораженным частям и, тем самым, косвенно излечить естественную болезнь. Они пытаются добиться этогопри помощи болезни искусственной, существенно более интенсивной и имеющей совершенно иную природу, вызванной в здоровых частях тела, следовательно, окольным путем и ценой значительного истощения, а часто и жестоких страданий больных. (19)

Болезнь, если она острая, может естественным образом исчезнуть в короткое время даже при этих искусственных поражениях здоровых частей, но это не лечение. В этом бурном врачевании нет ничего, что заслуживало бы почетного наименования излечения, так как оно не имеет прямого, немедленного, соответствующего патологии действия на первоначально поражённые ткани. В действительности, без этих интенсивных нападок на здоровые части организма, острая болезнь излечивается сама собой обычно быстрее, с меньшими потерями сил и с меньшим числом осложнений. Но ни способ действия грубых естественных сил, ни аллопатическое им подражание, не могут и на мгновение сравниться с динамическим (гомеопатическим) лечением, которое поддерживает силы, уничтожая болезнь прямым и быстрым образом.

В существенно большем числе болезней - я имею в виду хронические заболевания - это бурное, истощающее, косвенное врачевание старой школы едва ли приносит хотя бы ничтожную пользу. Оно лишь на несколько дней устраняет тот или иной беспокоящий симптом, который, однако, возвращается, как только организм привыкнет к применённому раздражителю, а болезнь возобновится с новой силой из-за ослабления жизненных сил антагонистическими болями (20) и нецелесообразным очищением.

В то время как врачи старой школы, подражая грубой, бессмысленной природе, используют в практике отвлекающие средства, имеющие чисто гипотетическую ценность, но наиболее разумные с их точки зрения (назначаемые по некоторым воображаемым показаниям), другие, имеющие более высокую цель, пытающиеся намеренно помочь жизненной силе в её попытках вызвать очищение и антагонистические метастазы, наблюдающиеся при болезнях.

Они пытаются предложить ей руку помощи и, усиливая отвлечения и очищения, верят, что при помощи этих вредных мер они действуют duce natura и могут с полным правом претендовать на титул minister naturae.

Поскольку очищения, вызванные естественными силами, нередко предшествуют облегчению - хотя и временному - беспокоящих симптомов, жестоких болей, параличей, спазмов и т. д., постольку старая школа вообразила эти отвлечения истинным способом лечения болезней и стала пытаться поддерживать и даже усиливать упомянутые очищения. Но они не заметили того, что все эти очищения и выделения (псевдокризис), производимые при хронических болезнях предоставленной самой себе природой, дают лишь паллиативное, временное облегчение и не вносят решающего вклада в излечение, а, напротив, вследствие вызванной ими потери сил и соков, скорее усугубляют исходную внутреннюю дискразию. Никто ещё не видел ни хронического больного, надежно выздоровевшего благодаря таким усилиям грубой природы, ни хроническую болезнь, излеченную очищениями. Напротив, в этих случаях исходная дискразия заметно усиливается после ремиссий, делающихся раз от разу всё короче; обострения более частыми и жестокими, несмотря на продолжающиеся очищения. (21) Сходным образом, в случае симптомов, вызванных внутренним хроническим страданием, грозящим пресечь человеческую жизнь, когда природа, предоставленная собственным силам, не может помочь себе иначе, как только возбуждая наружные местные симптомы для предотвращения опасности от жизненно важных органов и направляя её на ткани, менее значимые для поддержания жизни (метастазирование); эти действия энергичной, но бессмысленной, неразумной и расточительной жизненной силы могут привести к чему угодно, но не к истинному улучшению или выздоровлению. Они могут ценой значительной части жизненных соков и сил лишь паллиативно, на короткое время, приглушить опасные внутренние процессы, но и на волос не уменьшат исходного заболевания. В лучшем случае они только оттянут фатальный исход, который неотвратим при отсутствии истинного гомеопатического лечения.
Аллопаты старой школы не только значительно переоценили эти усилия, но и составили о них совершенно неверное представление. Ошибочно расценив их как истинно лечебные, пытаясь усилить и поддержать их, они тщетно воображали, что смогут, вероятно, преуспеть в искоренении и радикальном излечении всего заболевания. Если, при хроническом заболевании, жизненная сила, казалось, приглушала тот или иной беспокоящий симптом внутреннего страдания тем, что вызывала, например, какие-нибудь мокнущие высыпания на коже, то слуга грубой природной силы (minister naturae) прикладывал к мокнущей поверхности шпанские мушки или волчье лыко для того, чтобы, ducе naturae, усилить выделения, и тем самым приблизить цель природных сил - излечение (путем удаления болезнетворного вещества из организма?). Однако, если эффект лекарства был слишком силен, экзема уже существовала долгое время, а реактивность организма слишком возросла, он чрезвычайно усиливал наружные симптомы без малейшего уменьшения исходного заболевания и усугублял страдания, лишавшие больного сна и подтачивавшие его силы (а иногда вызывал даже злокачественные рожистые воспаления). Если же воздействие на местные симптомы (недавнего происхождения) характеризовалось умеренной интенсивностью, то он, используя неверно подобранное гомеопатическое наружное средство, подавлял тем самым местный симптом, вызванный природой на коже для облегчения более опасного внутреннего заболевания. Это отражение местного симптома вынуждало жизненную силу перенести страдание в усиленной форме на другие и более важные органы. Пациент поражался опасной офтальмией, глухотой, спазмами желудка, эпилептическими судорогами, приступами астмы или нарушениями мозгового кровообращения, психическими расстройствами и т. д., развивавшимися вместо подавленного местного заболевания. (22)

Читать далее

Новости

В Красноярске закончился 2-х летний цикл обучения классической Гомеопатии по программе IACH!

 

Занятия проходили в учебном центре ФГБУ ФСНКЦ ФМБА РФ. Выражаем огромную бла ... Читать дальше »


Международная Академия Классической Гомеопатии

Сибирская Гомеопатическая Ассоциация

Новосибирский Гомеопатический Центр

 

... Читать дальше »


Уважаемые коллеги!

        Международная Академия Классической Гомеопатии (МАКГ, Греция, ректор, профессор Джордж Витулкас), совместно с Сибирской Гомеопатической Ассоциацией (президент, к.м.н. Д.А. Чабанов) проводят в Новосибирске полный курс обучения Классической Гомеопатии по программе МАКГ, начиная с 01 апреля 2019 года. Обучение проводится дробно: курсами по 1 неделе раз в 3 месяца на протяжении 2-х лет. Более подробная информация по телефонам +79133935441 и +79139270657, а также на сайте:

https://homeopatia-nsk.ru/vracham/obuchenie-vrachej-klassicheskoj-gomeopatii-v-novosibirske.html

На наших курсах:

- Вы сможете задать любые ... Читать дальше »


Международная Академия Классической Гомеопатии

Сибирская Гомеопатическая Ассоциация

Новосибирский Гомеопатический Центр

 

... Читать дальше »


Мероприятие прошло с 11 по 13 ноября

В Новосибирске на базе Новосибирского гомеопатического центра (НГЦ) состоялся семинар  знаменитого доктора гомеопата из Индии Атула Джагги.

Доктор Атул Джагги  - один из ведущих преподавателей  Международной Академии Классической Гомеопатии (ректор - профессор G.Vithoulkas, Греция). Он – один из лучших специалистов в мире в области Классической Гомеопатии, стаж его практической деятельности  более 20 лет.

Нынешний семинар вызвал большой интерес  и собрал врачей  из разных городов России и Казахстана.

Доктор Атул Джагги поделился своими  знаниями теории гомеопатии и богатым практическим опытом, рассказал об опыте работы с тяжелой патологией, а также провёл клинические разборы сло ... Читать дальше »


С большим успехом прошел очередной семинар русской группы в МАКГ (Алониссос, Греция)

       С 03 по 12 сентября 2018 года в Международной Академии Классической Гомеопатии на острове Алониссос в Эгейском море (Греция) состоялся очередной семинар Русской Группы. Это был не просто семинар, а настоящий фестиваль знаний, позитивных эмоций, праздник дружбы и единения врачей – гомеопатов со всех краев света.

       По традиции, каки все последние годы большой зал Академии был заполнен до отказа. Присутствовали 150 человек из 30 стран мира со всех 5 континентов. Профессор Витулкас щедро делился с нами своим опытом и мудростью, давая великолепный урок не только глубочайших знаний Классической Гомеопатии, но и умения чувствовать пациента, в одно мгновение улавливая суть его эмоци ... Читать дальше »


           Продолжается противодействие между Комиссией по борьбе с лженаукой и гомеопатами. На днях Арбитражный суд города Москвы опубликовал мотивировочную часть решения, в которой объяснил, почему Академия не может удовлетворить исковые требования гомеопатов к Комиссии по борьбе с лженаукой при РАН. Фармацевтические компании в апреле 2018 года выдвинули судебные требования к РАН: предоставить научные факты, на основании которых был опубликован Меморандум, где гомеопатия названа «ненаучной». В противном случае Академии грозил иск о возмещении ущерба деловой репутации. РАН предоставить таких аргументов не смогла, и решила полностью отказаться и от Меморандума, и от собственной Комиссии. Как пишет  ... Читать дальше »



          С октября 2018 года Сибирская Гомеопатическая Ассоциация начинает преподавать полный курс обучения по программе e-learning Международной Академии Классической Гомеопатии также в городах Томск, Омск, Иркутск, Краснодар.
    Проводит обучение врач общей практики, врач-гомеопат, член Правления Сибирской Гомеопатической Ассоциации, Герасенко Светлана Ивановна. Куратор Курсов - президент СГА, преподаватель МАКГ Чабанов Дмитрий Алексеевич. 

Все подробности и запись на курс на www.gerasenko.com  


 

Уважаемые коллеги!

Поздравляем победителей Конкурса «Врач Года» 2017 года среди врачей Сибирской Гомеопатической Ассоциации! ... Читать дальше »


1 2 3 »
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Ваш ник: Гость
Вы на сайте: -Дней.
Вы в группе: Гости
Новых ЛС:
Перейти в Профиль
Написать администратору
Выход
Поиск
Календарь
«  Апрель 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0