Но шанкр, если его не лечить наружным способом, сам никогда не заживет, если только внутренний сифилис не был предварительно искоренен и излечен посредством принятой внутрь дозы ртути; и следовательно, пока данный шанкр сохраняется на своем месте, он служит естественным и несомненным доказательством того, что сифилис продолжает существовать внутри организма.

Во втором издании первой части “Materia Medica Pura” (Дрезден, 1822) я описал способ приготовления чистой полу-окиси меркурия (mercurius solubilis). Я и поныне считаю этот препарат одним из наилучших антисифилитических средств; но его трудно приготовить так, чтобы оно было достаточно чистым. Чтобы достичь желаемой цели еще более простым способом, исключающим всякие сложные маневры, и при этом получить такой же превосходный результат (поскольку при изготовлении препаратов мы не можем избрать совсем упрощенный путь), целесообразнее всего будет поступить нижеследующим образом: один гран (0,0648 грамма- Д.Ч.) абсолютно чистой, беспримесной жидкой ртути растирают трижды, каждый раз со 100 гранами молочного сахара, до миллионной степени разведения в течение трех часов и один гран полученного третьего порошка растворяют, а затем потенцируют в двадцати семи разводящих колбах до (X) дециллионной степени, как это представлено в конце данной книги в отношении способа приготовления других сухих препаратов.

Я раньше использовал биллионную потенцию (II) данного препарата в виде 1, 2 или 3-х мельчайших гранул, смоченных данным разведением, как однократную дозу, и это давало успешный результат в лечении больных. Хотя препараты более высоких потенций (IV, VI, VIII и, наконец, дециллионная потенция X), имеют некоторые преимущества в том, что они действуют быстро и глубоко и в то же время более мягко, но в тех случаях, когда оказывается необходимой вторая или третья доза (что требуется редко), можно назначать более низкую потенцию.

Точно так же, как сохранение шанкра (бубона) во время лечения указывает на неустранение Syphilis, так и заживление шанкра (бубона) после принятого внутрь препарата ртути без помощи местного лечения, исчезновение данного шанкра без следа, когда не остается ни малейших признаков его былого присутствия, является бесспорным доказательством того, что и все следы внутреннего Syphilis искоренены в момент завершения излечения шанкра или бубона.

С такой же уверенностью можно утверждать, что всякое исчезновение шанкра (или бубона) при применении только лишь местных средств, поскольку это не является истинным лечением, основанным на искоренении внутренней венерической болезни посредством необходимого внутреннего препарата ртути, не оставляет сомнения в том, что Syphilis остался не искорененным; и всякий, кто считает себя излеченным посредством такого местного, мнимого лечения, на самом деле продолжает оставаться таким же больным, как и раньше, до разрушения шанкра.

Второй случай, когда, как указано выше, возможно излечение сифилиса, – это тот редкий случай, когда во всех других отношениях здоровый человек, не имеющий никаких других хронических заболеваний (и посему не обнаруживающий признаков получившей развитие Psora), подвергся данному неблагоразумному методу врачевания, т. е. местному устранению шанкра, осуществленному относительно недавно обычным врачом без перегрузки организма сверх меры внутренними и наружными средствами. Даже в этом случае, поскольку нам не требуется устранять осложнения миазма Psora, всех вторичных проявлений венерической болезни можно избежать, и человек может быть избавлен от миазма Syphilis, от всех его проявлений посредством вышеуказанного несложного внутреннего лечения аналогичной потенцированной дозой вышеупомянутого ртутного препарата – хотя достоверность данного излечения уже не может быть наглядно доказана, как в том случае, если бы шанкр продолжал сохраняться во время лечения, затем стал бы небольшой язвой в процессе внутреннего действия препарата и в итоге самопроизвольно исчез бы.

Но и в этом случае существует признак, по которому можно узнать, завершено или нет лечение внутреннего Syphilis, пока еще не успевшего перерасти в видимое венерическое заболевание; хотя этот признак может различить лишь опытный, внимательный наблюдатель. В том случае, когда шанкр устранен местным способом, даже если использованные для этой цели средства не являлись чересчур едкими, на месте шанкра всегда остается как свидетельство не искорененного внутреннего сифилиса изменение окраски кожи – красноватый, красный или синий рубец. Тогда как при излечении венерической болезни во всей её целостности посредством внутреннего специфического средства и следовательно, при самопроизвольном заживлении шанкра без помощи наружных средств, когда он исчезает в силу того, что организм более не нуждается в этом компенсаторном симптоме, мы не сможем обнаружить место, где раньше находился шанкр: кожа в этом месте будет такой же гладкой, такого же цвета, как и на других участках, поэтому мы не увидим ни малейшего следа былого присутствия венерической язвы.

Теперь, если врач-гомеопат точно определил наличие рубца с изменением окраски кожи, оставшегося после поспешного наружного устранения местного симптома венерического заболевания и являющегося доказательством не искоренения внутреннего сифилиса, и если пациент, которого он берется лечить, во всех других отношениях является здоровым и, следовательно, его венерическое заболевание не осложнено Psora, то этот врач даже сейчас способен освободить организм пациента от всех признаков и следов венерического миазма посредством назначения одной дозы препарата ртути, приготовленного наилучшим образом, как описано выше, и этот врач получит доказательство того, что лечение завершено, на основании того факта, что в процессе действия специфического внутреннего лекарственного средства рубец приобретет естественную окраску здоровой кожи и всякое изменение окраски кожи на данном участке исчезнет.

Даже если после устранения местными мерами шанкра появился бубон, но у пациента пока еще не обнаруживается никаких других хронических заболеваний и, следовательно, внутренний сифилис не осложнен получившим развитие миазмом Psora (что, однако, является редким случаем), аналогичное лечение и здесь, пока бубон еще только развивается, даст успешный результат; и завершение лечения распознается по тем же признакам.

В обоих случаях, если лечение было правильным, излечение заболевания является полным, надежным и более не следует опасаться возможности развития венерического заболевания.

Наиболее трудный из всех третий случай, тем не менее, поддается лечению. Это случай, когда человек в период заражения сифилисом уже страдал хроническим заболеванием и, таким образом его Syphilis осложнен псорой, даже если шанкр продолжает сохраняться нетронутым. Или, если у пациента не обнаруживалось никаких хронических болезней на момент появления шанкра, и находившаяся внутри в спящем состоянии Psora могла быть распознана лишь по своим соответствующим признакам, но врач-аллопат, тем не менее, разрушил местный компенсаторный симптом своими весьма болезненными и длительными наружными методами и, к тому же, подверг организм пациента долговременному внутреннему ослабляющему и вредоносному лечению. В результате всего этого здоровье пациента было подорвано и Psora, которая до этой поры находилась внутри в латентном состоянии, получила импульс к развитию и переросла в хронические заболевания, а они, в свою очередь, неизбежно переплелись с внутренним сифилисом, местный симптом которого был разрушен таким неблагоразумным способом. Psora может вступать во взаимодействие с венерическим заболеванием лишь тогда, когда она уже получила развитие и проявила себя в виде явного хронического заболевания, но не тогда, когда она продолжает оставаться латентной и спящей. В последнем случае она не препятствует лечению сифилиса, но там, где сифилис осложнен получившей развитие Psora, невозможно лечить только одно венерическое заболевание само по себе.

Чаще всего мы обнаруживаем Syphilis, так и оставшийся не излеченным после местного разрушения шанкра, осложненным пробудившейся Psora, но далеко не всегда из-за того, что Psora получила развитие еще до заражения венерической болезнью – поскольку данный вариант встречается редко в случае заражения молодых людей, а по причине того, что Psora была насильственно пробуждена и получила импульс к развитию из-за традиционного (аллопатического) лечения венерической болезни. То есть посредством втирания ртути, назначением больших доз хлористой ртути, сулемы и аналогичных едких ртутных препаратов (которые вызывают лихорадку, дизентерийные симптомы, хроническое изнуряющее слюнотечение, боли в конечностях, бессонницу и т. д.). Не обладая средствами, чтобы излечить сифилитический миазм мягко, быстро и надежно, врачи-аллопаты истязают пациента часто долгие месяцы, используя в промежутках множество ослабляющих теплых ванн и слабительных. Таким образом, внутренняя спящая Psora (которая по своей природе склонна развиваться в разнообразные сильные болезненные приступы и вызывать общее ослабление здоровья) пробуждается раньше, чем может подобным абсурдным способом быть вылечен сифилис, и, таким образом, сифилис переплетается с Psora и осложняется ею.

Подобным образом, через осложнение сифилиса миазмом Psora, рождается так называемый маскированный, ложный сифилис, в Англии именуемый псевдосифилисом – чудовище двойной болезни (*), которое до сей поры не мог излечить ни один из врачей, поскольку ни один врач до сей поры не знал о Psora, о ее природе и широкой распространенности, так же как и о существовании латентного и пробужденного состояний Psora; и ни один из врачей не подозревал о существовании данной опасной её комбинации с сифилисом.

(*) На самом деле, после подобного лечения мы имеем нечто гораздо более худшее, чем двойная болезнь; разрушающие организм ртутные препараты, назначаемые в больших и часто повторяемых дозах, добавляют также специфичную для них лекарственную болезнь, которая в связи с ослабленным из-за подобного лечения состоянием пациента, дает весьма плачевную общую картину. В этом случае, вероятно, вместо чистого Sulphur лучше назначить Hepar sulphuris.

Поэтому никто из врачей не мог излечить получившую развитие Psora, являющуюся единственной причиной неизлечимости данного замаскированного сифилиса, и следовательно, никто не мог выделить сам по себе Syphilis из этой чудовищной комбинации, чтобы он мог быть излеченным, равно как и Psora продолжает оставаться не излеченной до тех пор, пока не устранен Syphilis.

Чтобы добиться успеха в лечении этого так называемого маскированного венерического заболевания, врач-гомеопат должен придерживаться следующих правил.  Устранив все негативные влияния, которые воздействуют на пациента извне, и подобрав ему легкую и в то же время питательную и укрепляющую силы диету, назначьте сначала первое антипсорическое средство, то которое наилучшим образом соответствует преобладающим на данный момент проявлениям болезни, как это будет показано ниже; и когда данный препарат завершит свое действие, возможно потребуется второе наиболее подходящее оставшимся псорическим симптомам лекарственное средство.

Данному препарату следует позволить действовать до тех пор, пока он не совершит все, что в настоящий момент может быть сделано в отношении искоренения Psora. Затем следует назначить против Syphilis дозу вышеописанного препарата ртути, которой следует позволить действовать три, пять, семь недель, т. е. до тех пор, пока будут уменьшаться венерические симптомы.

В трудных, запущенных случаях, однако, эти назначения первого курса вряд ли выполнят все, что требуется. Обычно продолжают сохраняться симптомы и нарушения, которые невозможно определить как явно псорические, и другие, которые невозможно определить как чисто сифилитические, и здесь требуются дополнительные назначения. В данном случае необходимо повторить аналогичный процесс лечения, т. е. снова сначала назначить одно или несколько антипсорических средств, которые еще не были использованы и которые являются наиболее подобными оставшимся болезненным проявлениям, и позволить им действовать до тех пор, пока не исчезнут все те болезненные проявления, которые представляются нам по своей природе несифилитическими, т. е. псорическими. Затем следует вновь назначить вышеупомянутую дозу ртутного препарата, но в другой потенции и позволить ей действовать до тех пор, пока видимые венерические симптомы (колющие боли с изъязвлением миндалин, круглые медного цвета пятна, просвечивающие сквозь эпидермис, папулезная сыпь, которая не чешется и обнаруживается главным образом на лице, и имеющие синевато-красные основания, безболезненные язвы кожи волосистой части головы и пениса, гладкие, бледные, ровные, покрытые лишь слизью и расположенные почти на одном уровне со здоровой кожей и т. д., а также ночные сверлящие боли в экзостозах) полностью не исчезнут. Но, поскольку эти вторичные венерические симптомы являются весьма непостоянными, и их временное исчезновение нельзя считать гарантом их полного и окончательного искоренения, мы должны также дожидаться появления другого, более убедительного признака абсолютного и окончательного уничтожения венерического миазма, т. е. возвращения здорового естественного цвета кожи и абсолютного исчезновения изменения окраски кожи на месте рубца, оставшегося после удаления шанкра местными средствами.

Я в своей практике сталкивался лишь с двумя случаями (*) взаимодействия и переплетения всех трех хронических миазмов – фигово-бородавчатой болезни с венерическим шанкровым миазмом и, одновременно, с получившей развитие Psora, и эти случаи были излечены в соответствии с тем же правилом. Т. е. в первую очередь лечилась Psora, затем один из двух других хронических миазмов – тот, чьи симптомы на тот момент являлись наиболее преобладающими и ярко выраженными, а потом оставшийся третий. Для устранения сохранившихся псорических симптомов требовалось назначить надлежащие антипсорические средства, и в конце устранить все те симптомы, что остались от Sycosis или Syphilis, посредством указанных выше препаратов. Я также должен заметить, что полное и окончательное излечение миазма Sycosis, который укоренился во всем организме еще до появления его местных симптомов, определяется, так же как и в случае миазма Syphilis, по полному исчезновению изменения окраски кожи, что остается каждый раз после местного устранения бородавки и служит признаком не искоренения миазма Sycosis.

(*) Некий мастер по кладке черепицы с гор Saxon-Erz заразился от своей не отличавшейся высокой нравственностью жены венерической болезнью. Из его описания болезни не было ясно, являлось ли это заболевание фиговобородавчатым или сифилитическим, и этого человека так залечили сильнодействующими ртутными препаратами, что в итоге он лишился небного язычка, а его нос настолько пострадал, что мягкие ткани почти полностью были разрушены, а оставшиеся опухли, воспалились и покрылись, словно соты, язвами. Все это сопровождалось сильной болью и невыносимо зловонным запахом. Вдобавок ко всему на ноге пациента обнаружилась псорическая язва. Антипсорические средства улучшили до определенной степени состояние язв: излечили язву на ноге, устранили жгучую боль и почти полностью убрали зловонный запах из носа; также и средства, назначенные против Sycosis, дали некоторое улучшение – но дальше этого лечение не шло, пока пациенту не назначили дозу Mercurius solubilis, после чего все симптомы были полностью устранены и больной полностью выздоровел, если не считать безвозвратной потери носа.    

  Psora

 

Считаю необходимым, прежде чем перейти к вопросу лечения третьего хронического миазма, наиболее значимого из всех – Psora, предпослать следующее общее замечание:

Для инфицирования любым из трех известных нам хронических миазматических заболеваний обычно требуется лишь одно мгновение, но для развития инфекции из этого очага пламени  так, чтобы она стала общим заболеванием всего организма, требуется более продолжительное время. Не раньше, чем пройдет определенное количество дней, во время которых развитие миазматического заболевания внутри всего организма полностью завершится, – не раньше этого срока, вследствие полноты внутреннего заболевания появится местный симптом, который по замыслу милостивой природы, должен взять на себя, в определенном смысле, бремя внутреннего заболевания и направить его паллиативным образом в другое русло, смягчить его так, чтобы оно не смогло нанести чрезмерно большой вред жизненно важным системам организма.

Местный симптом локализуется там, где он менее всего опасен – на поверхности тела и, фактически на том участке кожи, в котором во время инфицирования миазм контактировал с близлежащими нервами.

Данный природный процесс, который повторяется постоянно и всегда одинаково в случае всех хронических миазмов, даже острых, врачи не должны были упустить из виду, по крайней мере не в случае венерического заболевания, лечению которого они посвящают себя вот уже более трехсот лет. Тогда они не смогли бы не прийти к выводу, касающемуся процесса развития и двух других хронических миазмов. Поэтому крайне неблагоразумным и непростительным с их стороны было считать, будто шанкр, порождаемый организмом спустя несколько дней, а часто и недель, в результате завершения развития внутренней болезни, является чисто внешним явлением, чисто поверхностным кожным симптомом, не имеющим отношения ко всему остальному организму, и поэтому может быть запросто устранен путем прижигания “так, чтобы не позволить яду шанкра быть абсорбированным внутрь организма и таким образом вызвать у пациента венерическое заболевание”. Абсурдной и совершенно необоснованной является эта ложная теория происхождения венерического шанкра, породившая пагубную практику устранения шанкра местными методами, неизбежным и постыдным следствием которой становится вспышка внутреннего венерического заболевания и последующее его неуклонное прогрессирование. Так происходило в сотнях тысяч случаев в последние триста лет. Таким же абсурдным и необоснованным является представление врачей традиционной медицинской школы, даже самых прогрессивных, будто чесотка является чисто местным кожным заболеванием, к которому весь остальной организм не имеет никакого отношения. И в соответствии с этим предположением, якобы нельзя придумать ничего лучшего, чем устранить данный симптом с поверхности тела, хотя именно искоренение внутренней псорической болезни, порождающей кожную сыпь, является обязательной мерой, и при её излечении кожный симптом, являющийся неизбежным результатом внутреннего заболевания, самопроизвольно, естественным образом исчезает – cessante causa, cessat effectus.

В своей изначальной полной форме, т. е. пока первоначальная сыпь продолжает сохраняться на коже и сдерживает развитие внутренней болезни, псорическое заболевание может быть излечено легче, быстрее и надежнее всего.

Но когда путем разрушения данной изначальной кожной сыпи, которая сдерживает внутреннюю болезнь, Psora лишается своего компенсаторного симптома, тогда она развивается однобоко, поражая внутренние, наиболее восприимчивые органы, и поэтому появляются и прогрессируют ее вторичные симптомы.

Насколько важной и необходимой является кожная сыпь для внутренней Psora и как важно в процессе единственно верного лечения чесотки, т. е. ее внутреннего лечения, избегать всяческого наружного устранения сыпи, мы можем понять из того факта, что самые серьезные хронические заболевания появлялись в качестве вторичных симптомов Psora после того, как первоначальная чесоточная сыпь была сведена с кожи, и что когда вследствие значительного переворота в организме данная чесоточная сыпь появлялась вновь, вторичные симптомы исчезали так внезапно, что эти мучительные заболевания, нередко очень давние, застарелые, проходили, хотя бы на время, как по волшебству (*)

(*) Смотрите примеры из практики опытных врачей №№ 1, 3, 5, 6, 8, (9), 16 (17), (21), 23, 33, 35, 39,41, 54, 58, 60, 72, 81, 87, 89, 94.

Но не следует думать, что внутренняя Psora, которая после наружного разрушения первоначальной кожной сыпи, развилась во вторичные хронические заболевания, может через возобновление вторичной чесоточно- подобной сыпи прийти в свое исходное естественное состояние и что может быть излечена так же легко, как если бы это была все та же первоначальная сыпь, которая не подвергалась разрушению.

Вовсе нет. Даже та сыпь, что возникает непосредственно после инфицирования, не является столь же устойчивой и упорно сохраняющейся, как шанкр и кондиломы, неизменно сохраняющиеся на участках, где они впервые появились (*), и нередко чесоточная сыпь исчезает из-за влияния других факторов (*), нежели вследствие ее целенаправленного, искусственного разрушения, а также вследствие иных неизвестных причин (*)

(*) Ни шанкр, ни кондиломы никогда не исчезают сами по себе, а только при помощи их целенаправленного наружного разрушения или лечения основного заболевания изнутри.

(*) Например, вследствие простуды, см. № 67 из вышеприведенных примеров; вследствие оспы – № 39; вследствие лечения горячими источниками – № 35.

(*) см. №№ 9, 17, 26 (36), 50, 58, 61, 64, 65 – из этих примеров можно увидеть, что после подобных исчезновений первичной чесоточной сыпи по неясным причинам обычно появляется значительное число отрицательных последствий, не меньше, чем при устранении чесотки искусственными местными средствами.

Поэтому врач не должен терять времени, даже в случае сохранения изначальной сыпи, если он намеревается излечить пациента, пока чесоточное заболевание сохраняется в своей первоначальной форме, – излечить путем использования внутренних антипсорических средств. Тем более не следует медлить при появлении сыпи вторично, когда она по какой-то причине появляется вновь на коже, после того как была сведена местным лечением; поскольку вторичная

сыпь обычно бывает еще гораздо более непостоянной и неустойчивой и нередко ее скорое исчезновение провоцируют самые незначительные причины – доказательство того, что данная вторичная сыпь утрачивает большую часть качеств первичной чесоточной сыпи, и поэтому врач не может полагаться на нее в ходе внутреннего лечения Psora.

Эта неустойчивость чесоточной сыпи, выведенной на кожу во второй раз, очевидно, объясняется тем, что внутренняя Psora после разрушения первичной сыпи не способна сообщить вторичной сыпи весь набор качеств, присущих первичной, и теперь она уже гораздо легче способна развиться в разнообразные хронические заболевания; по этой причине основательное лечение Psora теперь является гораздо более трудным и должно осуществляться так, будто направлено против внутренней Psora.

Поэтому воспроизводство подобной вторичной сыпи посредством внутренних средств, которого иногда удавалось достичь (см. № 3, 9, 59, 89), или возобновление сыпи вследствие других неизвестных причин (см. № 1, 5, 6, 8, 16, 23, 29, 33, 35, 39, 41, 54, 58, 60, 72, 80, 81, 87, 89, 94), особенно благодаря содействию лихорадки (см. № 64, а также 55, 56, 74), не способствуют продвижению лечения. Подобная вторичная сыпь всегда весьма неустойчива и настолько ненадежна и редка, что мы не можем полагаться не нее в нашем лечении и не можем ожидать, что она будет способствовать ускорению лечения.

Но даже если в силу разных причин, подобная вторичная сыпь и появляется на коже и, даже если в наших силах удержать ее, заставить сохраняться на коже длительное время, мы вовсе не можем рассчитывать, что эта сыпь поможет нам в лечении целостного псорического заболевания (*).

(*) Было время, когда, еще полностью не придя к этому убеждению, я думал, что излечение всей псоры целиком возможно осуществить легче и быстрее, если искусственным способом воспроизвести кожную сыпь путем регуляции функции потоотделения кожи, так чтобы гомеопатически стимулировать ее на воспроизведение сыпи. Для этой цели я нашел, что наиболее целесообразным является использование пластыря, прикрепляемого на спине (но также и там, где целесообразно, на других участках тела). Пластырь изготавливался путем постепенного нагревания на слабом огне шести унций бургундской смолы, в которую после удаления ее с огня добавлялась при помешивании унция терпентина (скипидар- Д.Ч.), произведенного из лиственницы (именуемого венецианским терпентином), пока не получалась однородная смесь. Часть этого состава выкладывалась на замшевую кожу (т. к. она мягче других), и пластырь прикладывался к телу, пока был теплым. Вместо этого можно также использовать так называемый древесный воск (изготовленный из желтого воска и обычного терпентина) или же тафту, покрытую мягкой канифолью. Это доказывает, что воспроизведенная чесоточная сыпь не является следствием раздражения, вызванного прикладываемым веществом, поскольку упомянутый пластырь не может возбудить сыпь или зуд кожи у пациента, не являющегося псорическим. Я обнаружил, что данный метод наиболее эффективен, позволяя стимулировать подобную активность кожи. Но несмотря на все терпение больных (не имело значения, как сильно их внутренний организм был поражен Psora), я ни разу не сумел добиться воспроизведения полноценной чесоточной сыпи и еще меньше той, которая сохранялась бы на коже хоть какое-то продолжительное время. Все, что могло быть достигнуто, – это появление лишь нескольких чесоточных пустул, которые вскоре, как только пластырь удаляли, исчезали. Но чаще всего появлялась мокнущая воспаленнность кожи и в лучшем случае – более или менее сильный зуд, который у редких пациентов распространялся также на другие участки тела, не покрытые пластырем. Это, действительно, вызывало на время поразительное улучшение даже самых серьезных хронических заболеваний, имеющих псорную природу, например, нагноения легких. Но подобного эффекта не удавалось достичь у большого числа пациентов (чаще все, чего я мог добиться, так это умеренного или же совсем незначительного зуда) или, если мне удавалось вызвать у пациента сильный зуд кожи, этот зуд часто становился таким невыносимым, что пациент не мог терпеть его то время, которое было необходимо для внутреннего излечения Psora. И когда пластырь вскоре удаляли, чтобы облегчить страдания пациента, даже наисильнейший зуд совместно с имевшейся в наличии сыпью почти сразу исчезали, и это всё существенным образом не способствовало ускорению процесса лечения. Это подтверждает ранее высказанное замечание, что вторично воспроизведенная сыпь, а также зуд кожи ни в малейшей мере не обладают характеристиками истинной чесоточной сыпи, которую изначально подавили, и поэтому мало способствуют ускорению лечения Psora посредством внутренних препаратов. Но и эта малая помощь теряет всякую ценность, если учесть невыносимые страдания, доставляемые пациенту искусственно произведенными сыпью и зудом кожи, а также ослабление организма из-за невыносимой боли.

Поэтому остается нерушимым правилом, что излечение этой разрушительной псоры во всей её целостности посредством антипсорических средств достигается легче и быстрее всего лишь тогда, когда первичная чесоточная сыпь остается нетронутой и продолжает сохраняться на коже. Отсюда мы снова видим, как неразумно со стороны врачей-аллопатов разрушать эту первичную чесоточную сыпь посредством местных средств вместо того, чтобы полностью искоренить данную опасную болезнь путем лечения ее изнутри, которое на этой стадии пока еще является весьма легким, и таким образом заблаговременно предотвратить все злосчастные последствия, которых следует ожидать от Psora, если ее не лечить, т. е. бесчисленные вторичные хронические заболевания, обусловленные ею.

Попытка частнопрактикующего врача оправдаться (поскольку врач, работающий в госпитале, вовсе не имеет никаких оправданий) ничего не значит. Такой врач обычно говорит: “Если неизвестно – и едва ли может быть четко установлено – где, когда, каким образом и от кого пациент заразился чесоткой, то я не могу судить по имеющейся в настоящий момент, зачастую незначительной сыпи, является ли она истинной чесоткой, поэтому меня нельзя винить за все эти негативные последствия, поскольку я думал, что это чесотка, а не что-то другое, и осмелился устранить сыпь с кожи раствором свинца, кадмиевой мазью или белым преципитатом ртути в соответствии с пожеланием высокородных родителей больного”.

Данная отговорка, как было уже сказано, является ничтожной. Поскольку, прежде всего, ни одну кожную сыпь, какого бы она ни была типа, ни один врач не имеет права устранять посредством наружных мер, если он желает слыть добросовестным и рассудительным врачом (*).

(*) См. "Органон врачебного искусства", 5-ое издание,  параграфы 187-203.

Кожа человека не воспроизводит сама по себе, без взаимодействия со всем остальным организмом, никакую сыпь, и ни одно кожное заболевание не является самостоятельным, а всегда обусловлено общим заболеванием всего организма, отклонениями, имеющими место внутри. В каждом случае в основе кожного заболевания имеется болезненное состояние всего организма, и это болезненное состояние следует рассматривать в первую очередь, поэтому сыпь следует устранять только посредством внутреннего лечения и целительных средств, изменяющих состояние всего организма, тогда и сыпь, обусловленная внутренним заболеванием, будет излечена и исчезнет сама собой, без помощи всяких наружных средств, часто гораздо быстрее, чем это может быть осуществлено при помощи наружного лечения.

Во-вторых, даже если перед врачом не первоначальная нетронутая сыпь, - т.е. чесоточные пустулы, которые сначала являются прозрачными, но быстро заполняются гноем и окружаются узким красным ореолом, - даже если сыпь просовидная, т. е. состоящая лишь из мелких гранул, типа милиарной, или имеет вид разрозненных мельчайших папул или же мелких струпьев, врач все равно ни на мгновение не должен сомневаться насчет природы данной сыпи, если пациент, ребенок или даже младенец, которому всего несколько дней, беспрерывно чешет и царапает пораженное место или, если это взрослый, жалуется на щекотание и сладостный зуд (пусть даже это будет всего лишь несколько папул), который является таким нестерпимым, что пораженный участок требуется постоянно чесать, особенно вечером и ночью, а вслед за чесанием возникает жгучая боль. В этом случае мы не должны сомневаться насчет инфекционной природы зуда, хотя, имея дело с пациентами из благородных и богатых семей, мы вряд ли получим информацию о том, как, где и от кого была получена инфекция, поскольку существует непостижимое множество  ситуаций, когда могла быть приобретена данная инфекция, о чем я говорил выше.

Итак, если семейный врач заметит это вовремя, то без всяких наружных средств, однократной дозы в виде одной-двух гранул размером с маковые зернышки, смоченных потенцированным на спирту Sulphur, приготовленным по нижеописанному методу, будет достаточно для излечения ребенка и полного его избавления от чесотки – и от сыпи, и от внутренней зудящей болезни (Psora).

Врач-гомеопат в своей частной практике редко встречается с чесоточной сыпью, распространенной по обширному участку кожи и являющейся результатом недавно полученной инфекции. Пациенты из-за невыносимого зуда обращаются, как правило, к какой-нибудь знахарке или же к аптекарю или цирюльнику, которые все без исключения,  приходят к больному на помощь, каждый со своим средством, которое, как они считают, является самым действенным (например сало, смешанное с серным цветом). Только в казармах, тюрьмах, госпиталях, исправительных домах и детских приютах инфицированные чесоткой вынуждены обращаться к живущему при заведении врачу, если хирург данного заведения не опередит его.

Читать далее.

Новости

С 25.4.2019 по 29.04.2019 в Новосибирске прошел Международный Симпозиум «Классическая Гомеопатия – медицина нового тысячелетия». В рамках данного симпозиума состоялся Круглый Стол по организационным и правовым вопросам в гомеопатии. Основными выступающими были председатель Рабочей Группы Национальной медицинской Палаты по интеграции методов традиционной медицины в практическое здравоохранение, заместитель Председателя Экспертного Совета по совершенствованию законодательства в сфере комплементарной медицины Комитета ГД РФ по охране здоровья В.В.Егоров и президент Национальной Ассоциации традиционной и комплементарной медицины, член Экспертного Совета, член Рабочей группы по обращению лекарственных средств ЕАЭС д.м.н. Томкевич М.С. Они проинформировали присутствующих по актуальным проблемам гомеопатии и ответ ... Читать дальше »


В Красноярске закончился 2-х летний цикл обучения классической Гомеопатии по программе IACH!

 

Занятия проходили в учебном центре ФГБУ ФСНКЦ ФМБА РФ. Выражаем огромную бла ... Читать дальше »


Международная Академия Классической Гомеопатии

Сибирская Гомеопатическая Ассоциация

Новосибирский Гомеопатический Центр

 

... Читать дальше »


Уважаемые коллеги!

        Международная Академия Классической Гомеопатии (МАКГ, Греция, ректор, профессор Джордж Витулкас), совместно с Сибирской Гомеопатической Ассоциацией (президент, к.м.н. Д.А. Чабанов) проводят в Новосибирске полный курс обучения Классической Гомеопатии по программе МАКГ, начиная с 01 апреля 2019 года. Обучение проводится дробно: курсами по 1 неделе раз в 3 месяца на протяжении 2-х лет. Более подробная информация по телефонам +79133935441 и +79139270657, а также на сайте:

https://homeopatia-nsk.ru/vracham/obuchenie-vrachej-klassicheskoj-gomeopatii-v-novosibirske.html

На наших курсах:

- Вы сможете задать любые ... Читать дальше »


Международная Академия Классической Гомеопатии

Сибирская Гомеопатическая Ассоциация

Новосибирский Гомеопатический Центр

 

... Читать дальше »


Мероприятие прошло с 11 по 13 ноября

В Новосибирске на базе Новосибирского гомеопатического центра (НГЦ) состоялся семинар  знаменитого доктора гомеопата из Индии Атула Джагги.

Доктор Атул Джагги  - один из ведущих преподавателей  Международной Академии Классической Гомеопатии (ректор - профессор G.Vithoulkas, Греция). Он – один из лучших специалистов в мире в области Классической Гомеопатии, стаж его практической деятельности  более 20 лет.

Нынешний семинар вызвал большой интерес  и собрал врачей  из разных городов России и Казахстана.

Доктор Атул Джагги поделился своими  знаниями теории гомеопатии и богатым практическим опытом, рассказал об опыте работы с тяжелой патологией, а также провёл клинические разборы сло ... Читать дальше »


С большим успехом прошел очередной семинар русской группы в МАКГ (Алониссос, Греция)

       С 03 по 12 сентября 2018 года в Международной Академии Классической Гомеопатии на острове Алониссос в Эгейском море (Греция) состоялся очередной семинар Русской Группы. Это был не просто семинар, а настоящий фестиваль знаний, позитивных эмоций, праздник дружбы и единения врачей – гомеопатов со всех краев света.

       По традиции, каки все последние годы большой зал Академии был заполнен до отказа. Присутствовали 150 человек из 30 стран мира со всех 5 континентов. Профессор Витулкас щедро делился с нами своим опытом и мудростью, давая великолепный урок не только глубочайших знаний Классической Гомеопатии, но и умения чувствовать пациента, в одно мгновение улавливая суть его эмоци ... Читать дальше »


           Продолжается противодействие между Комиссией по борьбе с лженаукой и гомеопатами. На днях Арбитражный суд города Москвы опубликовал мотивировочную часть решения, в которой объяснил, почему Академия не может удовлетворить исковые требования гомеопатов к Комиссии по борьбе с лженаукой при РАН. Фармацевтические компании в апреле 2018 года выдвинули судебные требования к РАН: предоставить научные факты, на основании которых был опубликован Меморандум, где гомеопатия названа «ненаучной». В противном случае Академии грозил иск о возмещении ущерба деловой репутации. РАН предоставить таких аргументов не смогла, и решила полностью отказаться и от Меморандума, и от собственной Комиссии. Как пишет  ... Читать дальше »



          С октября 2018 года Сибирская Гомеопатическая Ассоциация начинает преподавать полный курс обучения по программе e-learning Международной Академии Классической Гомеопатии также в городах Томск, Омск, Иркутск, Краснодар.
    Проводит обучение врач общей практики, врач-гомеопат, член Правления Сибирской Гомеопатической Ассоциации, Герасенко Светлана Ивановна. Куратор Курсов - президент СГА, преподаватель МАКГ Чабанов Дмитрий Алексеевич. 

Все подробности и запись на курс на www.gerasenko.com  


1 2 3 »
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Ваш ник: Гость
Вы на сайте: -Дней.
Вы в группе: Гости
Новых ЛС:
Перейти в Профиль
Написать администратору
Выход
Поиск
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0